«Как я не встречался с девушкой»

219
нет комментариев
Секс в большом городе

Василий Аккерман — о женщинах, которые придумывают отношения.

Я и все от Лондона до Москвы мужчины-женщины, которых я знаю, сталкиваются с одной неприятной, как поход к гинекологу, ситуацией, в которой девушка встречается и находится в статусе отношений с мужчиной, а он (мужчина) в свою очередь ничего про это не знает. Вы ведь прекрасно знаете, о чём я, милые дамы, не правда ли?

Мы познакомились с девочкой Ирой на одной из пыльных улиц Москвы. Вру. Так уже давно не бывает. Всё случилось в лучших традициях города одиноких — в Pinch, куда меня позвали ужинать. Компания из четырёх чужаков плюс мой друг и бишон фризе Стрелец. Нас с Ирой представили и посадили друг напротив друга. «Как можно быть такой красивой и без мужчины?» — подумал я, хотя мог ошибаться, возможно, он просто заболел и не пришёл. Я заказал 300 бурбона и начал идиотничать, как это обычно бывает, когда мне нечего терять. В общем, как всегда.

На следующий же день, без каких-либо светских пауз, мы пошли с Ирой гулять. Я ей: «Пошли по Цветному бульвару гулять с утра пораньше?». Она: «Почему бы и нет». Ира-то думала, я такой весь рыцарь на белом Ягуаре, проснулся спозаранку, доехал до бульвара и ещё пару жертв сверху. Ну разве я виноват, что гулять по Цветному приятнее всего? В 9:55 я вышел из дома — две минуты на лифт, три до бульвара. Здравствуй, девочка Ира. Будь со мной. Целуй меня. Гляди, как я свеж. Синяки — это от водки и недосыпа, не обманывайся.

Ира была красоткой, или я уже это говорил? Она знала три языка, причём, китайский и арабику — никаких английских. Она умела приготовить мне мясо, как я люблю, и была профессиональной звездой всех телеэкранов. Короче, вы её знаете, смотрите каждый день, а некоторые из мужчин фантазируют на неё рукой. Правда, я совсем не смотрю телек и узнал об этом только через месяц, когда мой знакомый попросил сделать с ней селфи и сказал: «Бро, это вышак!». «Ну вышак, так вышак», — подумал тогда я и заказал мартини с тоником.

Ира мне нравилась. Мне так киевский торт не нравился, как Ира. В сексе она раскрылась чуть позже, чем с эмоциями. На пятое свидание я разбил Ирой двухстекольное окно. Кончил в неё без презерватива и не передумал после. Мне нравилось в Ире всё, и даже её разбросанные по дому платья, но я не почувствовал главного. Не научился летать, не смог оправдать её утром, когда вся правда лезет наружу. Не влюбился. Не полюбил. Ира была лучшей за последние полгода, просто не моя. Я практически сразу сказал ей, что мы можем быть только друзьями. Что я верю ей и не хочу терять. Что между нами не будет любви, никогда. И что если мы продолжим спать, это приведёт к трагедии. Я был предельно честен перед её родинками на спине. Ира выслушала, погрустнела, прослезилась и сказала: «Я готова на любые условия».

Она стала моей любовницей. «У меня есть другие», — пригрозил ей я, и ещё сотня жестоких фактов о том, как устроен этот мир. Ира ничего не хотела бояться. В такие моменты мне начинает казаться, что вера и враньё заодно, если вообще не синонимы.

Мы встречались с Ирой раз в неделю — ходили в рестораны и кино. Оставались у меня на ночь, но никаких выходов в свет, никаких дольше двух суток. Не рассказывай про нас друзьям. Короче, всё, что полагается любовнице. Мы гуляли и перезванивались. Она советовалась со мной по любому вопросу, и я отвечал — дружба состоит из поступков. Видимо, как и любовь. Я успокаивал её перед эфиром, перед покупкой её первой машины и особенно перед сном. Она зацеловывала меня при встрече, мыла посуду по утрам и тихо уходила, чтобы я был счастлив.

Я не знаю, изменился ли мир, но стоит мужчине быть мужчиной, и женщине кажется, что это любовь. Что нужно что-то переждать и — «Вот оно, мама. Всё, как ты хотела, просила, давила». Однако правда в том, что со временем может прийти только уважение, но никак не любовь. Быть человеком и мужчиной — никак не относится к любви. Правильный папа и воспитание? — Да. Способность решать любые вопросы? — Конечно! Любой джентльмен знает, когда вовремя подать пальто, встать на колени и поцеловать холодные от осени руки. Вести слабого, смешить грустного и не сомневаться в мире сомнений. Закрыть грудью от пули и умереть, если надо, но причём тут любовь и отношения? Причём тут встречаться?

Прошло 4 месяца после нашей первой встречи. Ира переезжала в новый дом. Я — помогал. У неё был куст алоэ, и она попросила: «Давай наденем на него сверху мусорный мешок и поставим в отдельный угол грузовика, я его люблю». Что не сделаешь ради Бога, который не дошёл до вечеринки: «Не переживай, я буду предельно аккуратен с твоим мужчиной», — пошутил и пожалел о сказанном я. «Ты мой мужчина», — молчание повисло в комнате и ещё на несколько улиц вокруг.

Эта история закончилась болью в обе стороны и обидой, ведь Ира была уверена, что мы вместе. Мог я настоять там, в начале, и запретить нам общение? -Но ведь мы уже не дети. Ей было 30, мне — 25, да и потом она действительно мне нравилась. Проблема в другом — «Вот он меня узнает и полюбит. За отменную еду или гениальный минет. За то, какая я хозяйственная, порядочная, с ахренительной попой, за то, что накачаю губы, брошу универ и, если надо, перееду в твой родной Сыктывкар», — крутятся разные вариации достоинств и жертв в ваших головах, доходя до абсурда. Но разве любят за что-то?

Grazia

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

А зачем вы нужны богатому и успешному мужчине?

«А зачем Вы нужны богатому, успешному, развивающемуся, без