Кременчуг за копейки одевает Европу

542
нет комментариев

Японские чудо-машинки, точность швов и подвальный бизнес

Полтавский (комсомольский и кременчугский) трикотаж знает вся Украина, и им забиты виртуальные и реальные магазины, рынки и шкафы украинских жен и мам.

Об этом информирует Сегодня.

Казалось бы, регион надежно трудоустроен и должен процветать — детская и женская одежда востребована всегда, остается шить-пошивать да добра наживать. Но как оказалось, кременчугские мастерицы трудятся за копейки, а их начальство ломает головы, из чего шить, куда продать и кого бы одевать, пока украинцев времена заставили затянуть пояса потуже. Попробовал себя в роли швеи и корреспондент «Сегодня».

Здание «Кремтекса» — родом из советского легпрома: проходная, бесполезно широкие коридоры и проходные помещения, на отопление которых уходит целое состояние, местами — характерный ремонт в стиле 80-х. Но окна заменены на новые, часть помещений кондиционируется, кругом светло и чистенько, и стоят автоматы-кулеры с водой. Фабрика — наследник бывшего советского швейного объединения «Ворскла», и много лет исправно шила женский трикотаж чуть ли не на весь Союз. С его распадом, как и у многих других предприятий страны, начались крупные неприятности. Руководство неустанно демонстрировало товары на всевозможных выставках и ярмарках, пока выход из ситуации и ниша на рынке не были найдены: с 1994-го «Кремтекс» шьет одежду европейским брендам (немецким, французским, итальянским) из давальческого сырья. «Это означает, что от нас заказчикам нужны только умелые руки. Модели они разрабатывают сами, лекала присылают по электронной почте, ткани, вся фурнитура до последней ниточки — тоже их. А потом они забирают обратно готовый товар», — объясняет технический директор Надежда Шолудько. В итоге фото, продающие изделия кременчугской фабрики, днем с огнем не сыщешь в интернете — вся слава и доходы (юбочка для немецкой торговой марки стоит около 80 евро) достаются заказчикам.

КАК ШЬЮТ: ПУГОВИЦЫ НА СЧЕТ И ЮГОСЛАВСКИЕ СЕКРЕТЫ

Самые ценные партнеры «Кремтекса», по словам «старожила» Надежды Шолудько, — известные немецкие бренды, такие как Gerry Weber, Jean Paul, Blacky Dress. Они шлют в Кременчуг заказы уже более 10 лет и не намерены менять привычек даже в тревожное военное время. Хотя на фабрике чуть было не потеряли заказчиков — ведь многим коллегам европейцы дали отбой до лучших времен, пока «у вас все не наладится». «Наш солидный партнер потерпел огромные убытки, когда большая партия отшитых изделий застряла в Луганске — все оттого, что тамошний руководитель до последнего скрывала от немцев правду о нарастающих проблемах. До сих пор мозгуют, как вывезти товар! Хозяин тогда решил больше никаких машин в Украину не слать. В этом «помогло» и немецкое телевидение: в ту пору по всем каналам только и новостей было, что про наши боевые действия, оружие, агрессию России, — рассказывает Надежда Шолудько. — Пришлось долго убеждать их и объясняться, чтобы работа возобновилась. Но за все время, что в Украине неспокойно, немцы сюда ни ногой — а раньше ой как любили ездить в командировки! Ценили полтавское гостеприимство».

 

НАУЧИЛИ ШИТЬ. В независимой Украине «Кремтекс» занимался пошивом легкой женской одежды и считал ее достойной продукцией — пока сотрудничество с европейцами не показало, как далеки советские стандарты качества от мировых. Да что там — тремпеля в глаза никто не видел! А женщины, надрываясь, таскали на глажке трех- и пятикилограммовые утюги. «В 1995-м немцы прислали нам своих техников, чтобы наладить пошив (это были югославы, которые ранее сами шили на давальческом сырье, пока уровень жизни и зарплаты не выросли). Они-то и научили нас, как нужно работать, до сих пор благодарим, — вспоминает Надежда Шолудько. — Мы же, например, раньше утюжили халаты, как простыни дома: на обычном столе, потом в бумагу заворачивали — и в контейнер (все в Союзе так делали). А оказалось, что планки нельзя растягивать — только аккуратно утюжком придавить под отсосом, чтобы сутюжились, а не разутюжились». Раньше на фабрике сидела специальная «ручница» с деревянной палочкой вроде ручки, вырезанной механиком дядей Васей, и протыкала ими уголки воротников, чтобы вывернулись, причем нередко до дыр. А югославы подсказали, что при пошиве нужно просто оставить в уголке ниточку. А когда вывернули воротник лицевой стороной — просто потянуть за нее, и он будет, как лезвие — идеального качества.

БОРЬБА ЗА КАЧЕСТВО. Одежду кременчужанки отшивают не абы какую, а бутиковую (некоторых моделей всего по 20—50 единиц). То есть солидную, для толстого европейского кошелька. Немки, по словам директора фабрики Дмитрия Мысника, давно «прикормлены» на ярлычки «Made in Ukraine» и уверенно покупают одежду (за семь месяцев текущего года отгружено уже 77,5 тыс. изделий). Но такое доверие дается «Кремтексу» непросто — работать приходится, как по струнке. «Присылают нам все: от техусловий до упаковочных пакетов, ткани, фурнитуру отличного итальянского качества — аналога не найдешь. Из наших материалов вышла бы явная халтура», — рассказывает Шолудько. Чтобы сдать изделие немецкому ОТК, приходится изрядно попотеть: к каждой модели есть описание требований, которые до дыр изучает каждый контролер. А потом с линеечкой в руках проверяет ширину швов и густоту строчки — до миллиметра! Утюжка без продавливаний, никаких стянутых строчек и неосторожных следов от иголки — презентация на тремпеле должна выглядеть идеально, малейший промах — отпороть деталь и заменить.

СТРОГИЙ ОРДНУНГ. Если на партию полагается 1 тыс. пуговиц, то их отправят ровно 1 тыс. И проследят, чтобы в таможенной декларации с готовым товаром цифры тоже были «тютелька в тютельку». Тканей приходит ровно столько, сколько нужно — остаются лишь мелкие обрезки. «Специальные «глазастые» контролеры дотошно проверяют каждый рулон на предмет брака: если точечки, ниточки не в цвет — уже шить нельзя, — рассказывает технический директор «Кремтекса». — Но поскольку материала впритык, приходится мозговать — нельзя ли раскроить так, чтобы мелкие дефекты попали в вытачки, швы, вырезы, тщательно примерять и прикидывать». Серьезный брак положено собирать до кусочка, прилагать ярлыки и номерки контролеров и отправлять хозяевам — один раз в Кременчуг итальянцы приезжали лично, чтобы убедиться, что пропустили плохое сырье: документам не поверили. Сотрудницы цеха обязаны мыть руки пять раз в день, чтобы не оставлять пятен на нежных тканях. За гигиеной следят мастера лично, а руководство выделяет деньги на тонны жидкого мыла под это дело.

 

ШВЕЯМ: СОЦПАКЕТ, БОНУСЫ И ОБЕД ПО РАСПИСАНИЮ

Из советского штата рабочих на «Кремтексе» осталась примерно пятая часть, всего один цех. Дело не только в том, что расширяться пока ни к чему — деньги, вложенные некогда в дорогое современное оборудование, не пропали зря. Сегодня фабрика, выпускающая до 16 разных моделей в неделю — это не огромный пыльный грохочущий ангар, как в фильмах про советских ткачих-ударниц, а несколько аккуратных помещений с техникой, которую обслуживает ценный, едва ли не единственный на всю Украину, техник. Оборудование частной фабрики «Фламинго Текстиль», занимающейся детским трикотажем, вообще поражает воображение! Ее продукция уже заполонила всю Украину и часть России, а в вышивальном цеху, например, трудится всего пара человек: милых слоников и мишек за считанные секунды выбивают несколько десятков японских машинок, управляемых двумя-тремя компьютерами. «Закупили даже дорогущие вязальные машины, умеющие за две минутки выдать готовую деталь — таких в Комсомольске или Кременчуге больше нет, ближайшие, наверно, только в Харькове. Теперь наши вязаные пледы с удовольствием берут известная сеть детских супермаркетов и национальная сеть строительно-хозяйственных гипермаркетов», — гордится приобретением основатель фабрики Светлана Завалий.

УСЛОВИЯ ТРУДА. Жесткая конкуренция заставила работодателей трястись над кадрами. Большую зарплату, правда, предложить не могут — швеям на обеих фабриках платят в среднем 2,5—3 тыс. грн. Но стараются баловать их бонусами: «Кремтекс» берет тем, что, кроме регулярных выплат, еще и каждый квартал повышает их на 5—10%. «К 8 Марта, Новому году, Дню легкой промышленности всегда премии. В итоге получается вполне приличный для Кременчуга доход, — считает Надежда Шолудько. — А еще полный соцпакет включительно с медпунктом, плюс каждая сотрудница имеет право покупать одежду в фирменном магазине без торговых надбавок. Еще чай и водичка бесплатно». «Фламинго Текстиль» — вообще образцовое детище типичного украинского крепкого хозяина, заботящегося о своем добре: во всех помещениях здания ремонт такой же «евро» и с кондиционерами, как и в кабинете гендиректора, стены снаружи как раз утепляют к зиме… И вообще фабрика напоминает оазис среди серых зданий депрессивного, блеклого Комсомольска. «Хотя в городке многие занимаются пошивом и найти швей не проблема, мы возим своих специалистов развозкой из Кременчуга. Кухня с микроволновками, кофе-машинами — приятно войти», — любовно демонстрирует Светлана Завалий свое «гнездышко». Хотя больше, чем столовую, местные женщины ценят стабильную работу без перебоев — все понимают, как она зависит от курса доллара, рыночной политики и военных действий. «Люди держатся только потому, что работа есть на полный день, не то что на многих предприятиях. Сокращений не было, а недавно даже умудрились добавить им по 10% к окладам», — признается директор «Фламинго Текстиль».

НЕЛЕГАЛЫ: ВСЕ В ПОДВАЛАХ

Основной источник головной боли «белых» предприятий Полтавщины — «черные» конкуренты. Комсомольский трикотаж — уже настоящий бренд в Украине, но мало кто из покупателей догадывается, в каких условиях его шьют. «У нас масса «глубоких подвалов», где два-три человека работают официально, на минимальной зарплате, а остальные — буквально запертыми на ключ! Посторонним на такое производство дорога заказана», — рассказывает Надежда Шолудько. Комсомольск, некогда знаменитый горно-обогатительным комбинатом, превратился в край трикотажников, местами напоминающий «Шанхай»: в комнатках строчат швеи, в коридорах — груды готовой одежды, снуют и роются покупатели… По дороге из Кременчуга в Комсомольск, задолго до начала городских улиц, трасса рябит от баннеров со стрелочками, направляющими клиентов в глубину промзоны, где продают и, похоже, шьют «самый лучший и дешевый трикотаж по оптовым ценам». В городе — тоже магазинчики на каждом шагу. Даже само полотно в Комсомольск, по словам местного предпринимателя Николая Завалия, завозят в основном контрабандой, поэтому конкурировать ценами с «черным» товаром трудно.

КЗОТ БЫ ПЛАКАЛ. По словам Шолудько, бывало, уволившиеся с «Кремтекса» люди месяцами стояли на учете в центре занятости и в то же время работали нелегально. Подвалы, кроме клиентов, отбивают у легальных предприятий работниц большими зарплатами. Местные ПТУ выпускают швей с «сырыми» руками — в Комсомольском училище, например, где Светлана Завалий принимает госэкзамены у студенток, девочки учатся, по ее словам, на тех же машинках, на которых обучали шить ее саму 48 лет назад, поэтому новеньких всегда приходится долго и кропотливо учить работе на современном оборудовании. «Предприниматели повадились отправлять молодежь сначала к нам на учебу. Они доплачивают им по 400 грн из своего кармана (наша ученическая зарплата невысока) — с тем, чтобы забрать уже готовую обученную швею со вторым разрядом к себе в «подвал»! — жалуется Надежда Шолудько. — Бывали случаи, когда люди уходили от нас всего из-за 200 грн разницы в зарплате, наплевав на пенсию и больничные». Местные правоохранители, в свою очередь, говорят, что с нелегалами борются. Но для того, чтобы меры были эффективными, им нужны жалобы или заявления от жителей.

НЕМЦАМ ПОВЕЗУТ ВЫШИВАНКИ

«Мы говорим, что на внутренний рынок отшиваем до 5% продукции. Но по правде — всего 2—3%, то есть около 3 тыс. единиц в год. Это капля в море, — сетует специалист с 41-летним опытом Надежда Шолудько. — Шить для Украины — наша голубая мечта. Но секонд-хенды и дешевые рынки-гиганты с китайским ширпотребом не дают шансов пробиться качественной, но относительно дорогой одежде. Работая на давальческом сырье, не разбогатеешь. Но наш клиент — средний класс, а его в стране пока нет».

Если кременчужане мечтают одевать украинок, то «Фламинго Текстиль» признает, что уже наводнил внутренний рынок и собирается штурмовать европейский — участие в выставках, переговоры, презентации в разгаре (тем более, что с Россией теперь работается с трудом). «В сентябре едем в Германию с планами выйти на оптовиков — решили, что вполне можем конкурировать качеством и объемы осилим», — хвастается Завалий. Говорит, что обязательно повезут на выставки детские вышиванки — от ясельных боди и «человечков», до рубашек и вязаных костюмчиков. «Мы первые в городе, еще года 3 назад, до всплеска волны патриотизма, запустили линию вышитой одежды. Что интересно — она «на ура» уходила не только в Украине, но и в российском представительстве, — рассказывает менеджер по продажам «Фламинго Текстиль» Оксана Виславович. — Теперь повезем в Европу вышиванки и то, что они любят — одежду в пастельных тонах. Хотя итальянцам, думаем, будет лучше предлагать контрастное — южным странам подходит яркое и броское».

«ПРОСТО МАРИЯ» ИЗ КОМСОМОЛЬСКА

Основатель династии.

История успеха Светланы Завалий сродни реализации американской мечты. Когда в 90-х государственная фабрика распалась, многие бросились кустарно шить майки-халаты и возить дефицитный трикотаж по всему СНГ. Завалий отъездила с сумками от Польши до Тюмени несколько лет, пока не назрели условия осесть. «Сыновья подросли. Старший начал торговать полотном, я сначала решила шить из остатков. Фабрика началась с огромного помещения, в котором сидели 5 швей за машинками, а по углам лежали материалы, лекала и паковались тюки, — вспоминает 1999 год бизнесвумен. — Уже через 8 лет с нуля построили новенькое здание и ощутимо расширились». Теперь детский трикотаж — семейный бизнес Завалий: старший сын возит турецкие ткани, младший открыл вязальный цех, невестка — финансовый директор и отвечает за развитие ассортимента, внуки — тестируют продукцию (носят только свое). «А я уже 10 лет на пенсии, но каждый день с утра до вечера здесь кручусь, учу молоденьких — не могу уже без этого. А ведь было время, когда работала одна за всех: бухгалтером, кладовщиком, технологом, директором, конструктором, модельером», — говорит основательница трикотажной империи. Сегодня династия Завалий — уважаемые люди, без которых не обходится ни одно официальное и массовое мероприятие, и даже выпускают свою газету — «Комсомольские вести».

внучка тестирует продукцию.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме