Исследования по Белановскому ГОКу проведены неправильно — ученый

285
нет комментариев
hr12vjjR5LI

Из методики исследования выпали важнейшие составляющие, которые могли бы минимизировать дискуссию вокруг вредности – невредности строительства Белановского ГОКа. Это простое исследование, которое никто не сделал. Ученые предполагают, что все на самом деле не так страшно, как нам рассказывают. Но доказательной базы для этого нет. Кроме того, Ferrexpo не может быть заказчиком исследования.

Тема Белановского ГОКа – вопрос об экологических рисках для региона —  обсуждается в Кременчуге давно. А собственник компании Ferrexpo, которая и собирается строить ГОК, Константин Жеваго, в это время выигрывает выборы в ВР по мажоритарному округу – за него большинством голосуют комсомольчане и жители района. И продолжает реализовывать план – строительство  горно-обогатительного комбината в Кременчугском районе.

Но как он повлияет на качество нашей жизни, как выяснилось, никто точно не знает. Ни ученые, которые проводили многочисленные исследования, ни общественность.

Версия ученого-производственника, с 1978 по 1989 г. проработавшего в ПГО «Южукргеология».

Александр Борисович Бобров — профессор, доктор геолого-минералогических наук, сертифицированный европейский специалист (титул «Европейский геолог», Компетентное Лицо, лицензия Европейской федерации геологов — EFG, №1311). Кроме этого он — внештатный советник Министра Минприроды, член Рабочих групп Минприроды по добыче янтаря и реформированию геологической отрасли.  

Он выступал на парламентских слушаниях по поводу строительства ГОКа, а нам удалось взять у него эксклюзивное интервью.

 Строить нужно, но нужно и понимать, что будет потом

По мнению Александра Боброва, главная проблема возникающих дискуссий вокруг Белановского ГОКа – это недостаточная информированность об этом не только общественности, но и самих ученых.

— Когда мы говорим о проблеме строительства Белановского ГОКа, я просил бы разговор перевести в профессиональную плоскость. Почему? Потому что все проблемы, связанные со строительством какого-либо ГОКа должны рассматриваться в сугубо профессиональной плоскости. Здесь нет места ни популизму, ни политике.

Понятно, что лучше всего ничего не строить. Но мы живем в 21 веке и Украина – страна с далеко не самой развитой экономикой (особенно учитывая последние политические и военные события). Мы встречаемся с большим количеством вызовов, которые заставляют нас развивать свою экономику. Каким образом? Прежде всего – за счет функционирования таких эффективных ее составляющих как недропользование.  Поэтому сегодня строительство любого ГОКа – это, без сомнения, благо. Но, с другой стороны, строительство такого колоссального техногенного образования (которое будет связано и с добычей полезных ископаемых и с их переработкой) будет сопровождаться неизбежным нарушением режима функционирования подземных вод и прочими проблемами. Поэтому мы должны совокупными усилиями все эти риски предусмотреть.

Радиация-спекуляция

Как мы уже писали, журналисты теперь – частые гости на ГОКах Жеваго. В последний раз журналистам даже выдали дозиметры, чтобы показать, что в карьере нет никаких превышений нормы. А вот профессор Бобров считает это спекуляцией.

И задает вопрос: нет превышений нормы чего? Радиационного фона? Да, наверняка нет. Но о чем это говорит? Ровным счетом – ни о чем! Прежде всего потому, что основная опасность радиационного воздействия на организм человека вызвана вовсе не радиационным фоном, который на большей части железорудного месторождения будет, без сомнения, благополучным. В тоже время не секрет, что урановая геология Украины как раз начиналась в начале 1900-х с месторождений  не классического ныне для украинских уранщиков альбититового типа, распространенного на Кировоградщине, а именно с нетипичных для сырьевой базы урана месторождений, связанных с железо-магнезиальным и щелочным метосоматозом

— Будет ли это влиять на экологичность железорудной продукции будущего ГОКа? Мой ответ – вряд ли, если будут предусмотрены все процедуры изучения возможных радиоактивных проявлений для их пространственного вычленения из добычных пространств. Так зачем говорить нелепости о том, что радиации нет, потому что мы с детьми здесь живем сто лет (из выступления одного из местных руководителей госсектора). Веский  аргумент. И еще (из выступления представителя санстанции) – наше заключение: радиационный фон нормальный. Но радиационный фон – это лишь один из факторов риска. Гораздо более важны своими разрушительными действиями иные факторы, в числе главных из которых – пыль и возможное загрязнение водоносных горизонтов (поверхностных и подземных). Что это? Типичная манипуляция смысловыми категориями! Но в таких манипуляциях с непросвещенным сознанием сограждан нет никакой необходимости. И прежде всего потому, что даже на урановых месторождениях радиационный фон может быть столь же ничтожным  как, например, на Крещатике. Но одновременно с этим попытки произвести замеры радиационного уровня в самой руде дадут неутешительные результаты.

Теперь о радиации и чуть детальнее, чем этого кому–либо по разным причинам хотелось.

Действительно, с железистыми кварцитами криворожского типа (руда для Белановского ГОК) связаны разнообразные метасоматические процессы, которые собственно и провоцируют появление радиоактивности. Они проявлены локально, поэтому их легко картировать даже в полевых условиях. Нужно понимать, что радиоактивность вызывается минералами-носителями. Они различны (группа настурана; урановых черней; водных / безводных оксидов урана и тория; силикаты, карбонаты, сульфаты, молибдаты, ванадаты…) как и совершенно различным является их влияние на окружающую среду с учетом физико-химических, механических свойств. Часть из них являются плотными минералами, которые не растворяются в воде (но при дроблении пылевидная их компонента становится чрезвычайно пригодной к миграции вследствие ветровой эрозии), другие — делают это мгновенно, образуя токсичные и очень подвижные соединения. Эти минералы квалифицированному геологу диагностировать несложно даже визуально, либо же с помощью экспресс-методов полевой диагностики.

Нужно разобраться с водоносными горизонтами, загрязнение которых дает их признанное деление на радоновые, радиевые, урановые, комбинированные …. и определиться, что является правдой (и насколько), а что является мифом.

Неуклюжие срежиссированные попытки хоров из представителей «общественности», местных руководителей,  представителей разнообразных органов власти, наших доморощенных «специалистов Международное агентство по атомной энергии(МАГАТЭ)» на комитетском слушании – только вредят делу.  В их отчетах – ни слова о главном — о минеральных формах этой самой «радиации»!, степени их сертифицированности, компетентности – хотя бы ученые звания, научные степени — как пусть формальное, косвенное, но все же — выражение последнего.

Таким образом спекуляции на тему вредности радиоактивного излучения или загрязнения окружающей среды, людей, прежде всего, в связи с планами строительства ГОКов надо немедленно перевести в профессиональную плоскость. Проведение таких недорогих исследований на статистически достоверном количестве тестовых работ раз и навсегда поставит точку в любых спекуляциях. Важен при этом набор методов изучения возможной радиации (традиционной и гидро-геохимии, минералогические, минераграфические),  контроль  качества руды при ее добыче; тип и набор используемого аналитического оборудования (всевозможные рентгенофлуоресцентные анализаторы, гамма-спектрометры. Я почти уверен в радиационой безопастности предприятия при правильном его функционировании, но система доказательств для общественности должна быть безупречной!

Остается вопрос к геологическим службам Ferrexpo – почему вот все это (то, что вы наверняка знаете!) не доложили самому главному шефу и своему многочисленному руководству заранее. Не сочли важным, проспали, протупили… Исправляйте! Организуйте проведение работ, которых не провели. Изучите минералы-носители. Покажите их практическую безвредность: при переводе (дроблением, истиранием) в пылевидное состояние; при обретении ими подвижного состояния в растворах и пыле-газовых смесях процессов обогащения, плавок…

Это снимет вопросы. И закроет тему. Будьте профессиональны. И на каждом этапе своей прозрачной деятельности – информируйте общественность, привлекайте ее представителей к каждой фазе своих работ. Открытость и профессиональность снимает подозрительность.

 Красивый отчет Ferrexpo

На слушаниях в  профильном Комитете Верховной Рады (по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы), посвященных вопросу строительства Белановского ГОКа депутатам были представлены красочные отчеты с прекрасной полиграфией. Но они, к сожалению, не вполне устроили  ученых как профессионалов.

— Ferrexpo не может, а главное – не должно быть заказчиком исследований. Только инициатором, причем, совместно с органами исполнительной власти. Решение о  том, кто будет проводить экспертизы – компетенция госструктур, профильных структур.  Я вовсе не хочу сказать этим, что Ferrexpo «негодная» структура — наоборот, за долгие годы присутствия на этом рынке компания продемонстрировала ответственность и экономическую эффективность в своей деятельности,  — объясняет Александр Бобров.

Такие производственные структуры должны быть выше сомнительной корпоративности своих бизнес-интересов. Все, что ими делается – востребовано экономикой страны, поэтому дело остается за прозрачными процедурами получения экспертных заключений.

Например, чтобы разобраться с водоносными горизонтами, оценить возможность их загрязнения в результате производственной деятельности нужно разработать Техническое задание на проведение этих исследований с использованием многочисленных возможных источников, включая средства секториальной поддержки профильных Министерств. При этом я вовсе не исключаю, что  провести их должна специализированная госструктура.

Важным инструментом экспертной оценки является ее  методика и уровень достоверности. Одно дело когда привлекается один (пусть самый авторитетный эксперт) и совсем другое – когда экспертиза проводится обширной экспертной средой из разных организаций, ведомств. Консолидированное мнение в таких случаях существенно минимизирует риски ошибочных суждений. Тем самым — способствуя выработке оптимальных управленческих решений.

 Онкоболезни и карьер

— Без сомнения, теоретически может привести. Но мы должны взвешивать масштабность этих процессов. И здесь я на стороне Ferrexpo как оператора — говорит Александр Бобров. Это все же железорудный, а не урановый ГОК.

Мы знаем, что организм людей по-разному воспринимает вызовы техногенной нагрузки. А чтобы оценить риски для людей, нужно опять-таки проводить исследования. Здесь должны быть проведены независимые наблюдения. Социологические, медицинские, фармацевтические учреждения региона из-за потенциально возможного естественного влияния на них структур подобных Ferrexpo — формально заинтересованной стороны — будут формально некорректными).

Все это, однако, необходимо для выявления причин заболеваний. Часто они провоцируются совсем другими факторами, которые не связаны с деятельностью ГОКов.

Общеизвестно, что организм людей по-разному воспринимает вызовы техногенной нагрузки, поэтому для получения объективной картины нужно провести соответствующие исследования, для чего люди должны быть разбиты на группы по критериям: профессиональный профиль их занятости и места работы;  возрастной принадлежности; близости к любым источникам вредного воздействия, включая природные; медицинский анамнез; особенности геологии региона, характера эндогенных и экзогенных процессов, которые могут влиять на здоровье. Здесь — масса следствий и взаимообусловленных действий. Такая работа реально в Украине никогда не проводилась — все сползало на популистские плоскости.

Конечно, влияние карьера будет однозначным – когда роют яму в 500 метров глубиной, неизбежно нарушаются коллекторские свойства водоносных горизонтов. Однако это – проблема  сугубо техническая и она минимизируется современными природоохранными мероприятиями, говорит профессор. Однако привлечение общественности к обсуждению всех проблем, разработка природоохранных мероприятий и их реализации через открытый диалог с людьми, просветительские функции даст свои плоды. Люди, вооруженные реальными знаниями сами примут правильное решение.

 Не ураном единым

В области недропользования существует немало фундаментальных требований, исполнение которых – не прихоть (хочу – не хочу, буду- не буду) а обязательная программа! К одному из таких требований относится требование комплексности использования недр. И речь вовсе не о том, что месторождения бывают представлены как моносырьем, так и несколькими полезными ископаемыми (комплексные). А в том, что как в одних, так и в других есть разнообразные породы и минералы, которые могут быть самостоятельным объектом промышленной добычи. Говоря абстрактно, это могут быть разнообразные полезные ископаемые во вскрышных осадочных породах, минералы и металлы в околорудном пространстве (только самые известные из них, сосредоточенные в железных рудах – урановая (ториевая), скандиевая минерализация и др.).

Интересы государства – в констатации фактов наличия таких сопутствующих полезных ископаемых, оценке их качества и количества, извлечении в процессе технологического цикла в разные виды товарной продукции. Если по каким-то причинам это не делается – государство теряет (часто — невосполнимо) свои активы, сосредоточенные в недрах. Это не безобидная шалость , это – преступление. И ответственность за это должна быть не административной,  а уголовной. Точь – в — точь как в старые «добрые» времена. И на страже таким стратегическим интересам страны должен стоять соответствующий орган исполнительной власти. В Украине же из-за безмозглой кадровой политики множества правительственных каденций ни одно ни другое уже давно своих функций в этой сфере не выполняет.

— Феррэксповским примером таких трогательных оплошностей является факт добычи монометалльных хромитовых руд в геологических структурах, где достоверно силами Держгеонадр в разное время установлены промышленные концентрации золота, платиноидов, рения, наконец. Не поленитесь, прочтите, об этих металлах из доступных источников (сферы применения, стоимость, ликвидность как сырья …). А потом представьте самую «невероятную» ситуацию, когда они все вместе или поодиночке  присутствуют в этих добываемых рудах, но не извлекаются. А ведь то, что я сказал – не режимная информация недавнего нашего прошлого, это — общеизвестные факты. Но никто «не мычит, не телится».

Показательно, что на последнем комитетском слушании услышал утверждение, представителей Ferrexpo, что «железо»  (руды, их качество, сопутствующий породный комплекс) не меняется на расстоянии. Что на юге (Кривой Рог), что на севере (Кременчуг, Комсомольск). Хочу утешить «знатоков» геологии от бизнеса – что очень даже меняется и, причем, очень существенно! Тем же геологическим службам Ferrexpo рекомендую сделать разъяснение руководству. Что такое явление как лито-фациальные неоднородности таких хемогенно-осадочных породных комплексов, как «железисто-кварцитовые» приводит к появлению самых существенных изменений как в составе разрезов, так и в качестве горно-рудного сырья, сопровождающих пород, метасоматических изменений. Это истина, не требующая доказательств. И ее нужно просто знать, что избавляет от пафосного провозглашения очевидных глупостей. Это – пример не самого профессионального подхода. Кстати, в отчетах и Презентации Ferrexpo приведены содержания железа (!!!) без указания того, какого именно. Любой специалист по железистым кварцитам (от, рядового карьерного или шахтного геолога до их руководителей) знают, что есть железо магнетитовое, общее, растворимое). А у Феррэкспо – просто Fe. Мелочь, но неприятно, коллеги, — говорит Александр Бобров.

И спрашивает: разве в нашей стране кто-то думает об этом? Недропользование как часть видов деятельности геологической отрасли приносит (или скорее приносила) государству в разные годы прямо или опосредственно через производимую сырьевую продукцию от 20 до 45-60 % ВВП! Вы вдумайтесь в эти цифры.  А валютные поступления от реализаци продукции добывающих предприятий, а предоставление максимально разнопрофильных рабочих мест, а реальная (а не мнимая) независимость нашей Родины!?

— Поэтому смею утверждать, что проблема Белановского ГОКа – это часть обширной системной проблемы – необходимости немедленного реформирования геологической отрасли – «курицы, несущей золотые яйца». И именно так следует ее решать – на фоне реформы всей отрасли. Здесь нужна политическая воля, смелое солидарное управленческое решение Президента и Кабмина. Нам необходима одобренная высшим политическим руководством страны Концепция развития отрасли (она готова), точные адресные реформы структуры Дергенадр, принципов действия ее предприятий, управленческие решения по слиянию-ликвидации-оптимизации их набора, поскольку из бюджета все это чудище финансироваться не может, вычленению приоритетов, подчинению им всего совокупного потенциала отрасли. И все это – на фоне радикального спрессовывания сроков выдачи потенциальному недропользователю разрешительных документов, кардинального упрощения самих процедур. Сегодня мы как никогда заинтересованы в инвесторах – так давайте со своей стороны сделаем все необходимое для этого. Завтра нас ждут очереди из опытных компаний-операторов, и мы выберем лучшие из них. Это изменит страну в отдельно взятой базовой отрасли экономики. А значит – всю страну.

Может, Ferrexpo выгодно иметь «своих» экспертов, которые выдают «нужную информацию» и «недооисследуют» вопросы?

—  Теоретически возможно, но реально вряд ли – говорит профессор. —  Как правило, все геологи – это «сообщество» людей, которые в большинстве своем исключают такие вещи, да и таким солидным игрокам на рынке недропользования это не должно быть нужно. Сейчас  Ferrexpo столкнулось с противодействием. Какой выход у них? Я бы привлек общественность в широком смысле (включая максимально широкий спектр профессионалов) и спросил: что мы делаем не так? Какая из влиятельных мировых, европейских или отечественных структур может выступить в качестве третейского судьи? Поскольку профильные европейские структуры, ярчайшим примером которых в затронутых контекстах является Ассоциация геологических служб Европы – АГСЕ  уже привлечены Держгеонадрами  к подобного рода деятельности.

Но в реальной жизни даже это, казалось бы, простое мероприятие, делается непрофессионально. Догадываетесь, почему? Потому что кто-то в Держгеонадрах (концов не найдете никогда) принимает кулуарное решение о конкретной форме привлечения конкретных людей (большей частью — бывших) к важному процессу ознакомления наших иностранных коллег с огромными и всесторонними проблемами нашего геологического хозяйства. Без каких-то ни было директив долгие годы (!) реализуется геологическая политика нашей страны в этой уважаемой и влиятельной европейской организации (прошу ее не путать с множеством общественных организаций геологического профиля, решения которых не несут никаких юридических следствий). Если вы захотите узнать, в чем ее суть – не узнаете!

Именно поэтому к экспертизе состояния и реформировании Держгеонадр, ее функциональных обязанностей и приоритетов должны быть привлечены не бывшие руководители (как это сделано Держгеонадрами!), а только действующие, и только из стран с развитым горнорудным комплексом и традициями.

Добавлю, что рабочая группа Минприроды по реформированию геологической отрасли Украины имеет конкретные наработки  — вот и нужно предложить Европе их проэкспертировать. Это будет правильно и методологически и управленчески. Впрочем – это всего лишь мое мнение.

КременчугVласть

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Белановский ГОК получит свой перечень проблем

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

Завтра без опадів, але похмуро

У Кременчуці сонце в цей день буде рідко