Проверка Шульмейстера. Почему в Украине самое дорогое авиатопливо

119
нет комментариев
wpid-20150803094546388.jpg

По просьбе liga.net замминистра инфраструктуры Владимир Шульмейстер проинтервьюировал гендиректора аэропорта Борисполь Евгения Дыхне.

«Мне рассказали интересную историю. В некоторых европейских авиакомпаниях пилоту платят премию, если он долетел из своей страны в аэропорт Борисполь и обратно без заправки. Смешная история, но очень показательная», — делился в марте впечатлениями о ситуации с топливом в украинских аэропортах министр инфраструктуры Андрей Пивоварский.

Этот анекдот вполне может быть правдой: любой авиакомпании намного выгоднее «стимулировать» пилотов экономить, чем покупать топливо в Украине в 1,5 раза дороже.

На высокие цены топлива в украинских аэропортах жаловался на пресс-конференции в июле и совладелец крупнейшей украинской авиакомпании МАУ Арон Майберг. Дороговизна топлива — чуть ли не единственная проблема, в отношении которой с Майбергом солидарен губернатор Одесской области Михаил Саакашвили. «Как мы предварительно выяснили, цены на Одессу завышены из-за того, что монополист в аэропорту продает топливо на 30% дороже, чем оно стоит, например, в Борисполе. Хотя по логике оно ближе к порту и должно стоить дешевле», — написал Саакашвили на своей странице в Facebook. Он добавил, что попросил СБУ заняться этим вопросом.

Вмешательство главы Одесской ОГА частично решило проблему дорогого авиатоплива. 17 июля Арон Майберг написал у себя в Facebook: «Дорогой Михаил, спасибо за поддержку с ценой на топливо, мы долго и безуспешно решали этот вопрос и обращались за помощью ко многим чиновникам, но только после вашего вмешательства МАУ получили более адекватную цену не только в Одессе, но и в Харькове. Тем не менее эта цена на 45% выше, чем средняя цена в Европе».

По словам Андрея Пивоварского, министерство проанализировало ситуацию с топливом в украинских аэропортах. «Закончили анализ, я понимаю проблематику, буду встречаться с поставщиками. На встрече с одним поставщиком мне объяснили, что в Украине дефицит керосина. Но я хочу услышать от большего количества операторов этого рынка, что происходит: у нас все-таки дефицит или кто-то нерыночную цену устанавливает в аэропортах», — заявил Пивоварский.

ЛІГАБізнесІнформ попросила замминистра инфраструктуры Владимира Шульмейстера рассказать о результатах мониторинга рынка и объяснить, почему в Украине не получается снизить цены до европейских.

Шульмейстер назначил встречу в Мининфраструктуры. Запланированное интервью не сложилось: замминистра вкратце описал позицию министерства по проблеме и предложил нестандартный ход — прямо сейчас позвонить руководителям аэропортов и узнать их мнение по интересующему вопросу. (Судя по последующему недовольству пресс-служб, звонки действительно не были согласованы). Что из этого получилось, читайте ниже.

Владимир Шульмейстер: «Перед государством стоит глобальная задача — привлечение в Украину новых авиаперевозчиков для создания конкуренции на рынке. Это сделает авиабилеты доступными для населения. Первые шаги в этом направлении — открытие неба во Львове и Одессе, а также между Украиной и США — уже сделаны. Но этого недостаточно.

Сегодня одно из серьезных препятствий для активизации авиарынка — дорогое топливо в украинских аэропортах. Это наиболее чувствительная часть расходов авиакомпании, поскольку до 50% себестоимости билета формируется за счет тарифа на топливо. Для сравнения, сегодня стоимость топлива в европейских аэропортах колеблется в диапазоне $600-700 за тонну. Цена авиатоплива в аэропортах Одесса и Харьков на порядок выше — в марте она составляла около 25 000 грн, в Борисполе — 20 000 грн за тонну.

Недавно я проводил встречу с главой компании «Литовские аэропорты» Гедиминасом Алмантасом. Он удивился, узнав, что в Украину не поставляют топливо мировые гиганты, такие как Shell и норвежская Statoil ASA.

Я считаю, что полумонопольное положение топливных поставщиков на украинском рынке — основная причина сложившейся ситуации с ценами на керосин. Логика аналогична авиаперевозкам: чем меньше конкуренция, тем выше цены. Это позволяет топливным компаниям получать сверхприбыли и ограничивает возможности граждан пользоваться услугами авиатранспорта.

Чтобы уменьшить общую себестоимость билета, нужно сократить самые большие затраты авиакомпании. Тут мы сразу попадаем на топливо, оптимизация на котором молниеносно даст отличный результат. Поэтому наши усилия как регулятора должны быть направлены на максимальный допуск топливных компаний к заправке самолетов. Все, кто хочет продавать авиакеросин в аэропортах, должны получить такую возможность.

Мы уже делаем шаги в этом направлении. Предлагаю провести эксперимент. Мы сейчас позвоним и.о. гендиректора аэропорта Борисполь Евгению Дыхне и попросим рассказать, как работают топливные компании на рынке и почему не удается снизить цены прямо сейчас».

Владимир Шульмейстер: Как сегодня работает система поставок авиатоплива в аэропорту? Сколько компаний допущено и кто обеспечивает допуск в аэропорт?

Евгений Дыхне: Работает четыре компании, из которых реально поставляют топливо три. Наибольшая доля в поставках у компании Кребо.

В.Ш.: Почему у Кребо максимальные объемы поставок? Что мешает другим компаниям увеличить долю?

Е.Д.: Поставки осуществляются через технологическую сеть Кребо, которую несколько лет назад компания построила за собственные средства. Это топливо поставляется напрямую на склад на перроне, то есть в режимную зону. За счет этого у Кребо наиболее удобные технические возможности. Две другие компании вынуждены возить топливо бензовозами с нашего склада, который находится за пределами режимной зоны аэропорта. Это дополнительные затраты и увеличение времени за счет оформления каждой процедуры на ввоз и вывоз из режимной зоны.

В.Ш.: Почему цены на топливо в аэропорту дороже, чем в Европе?

Е.Д.: Собственное производство есть только у Кребо в Кременчуге. Все остальные — импорт (из Беларуси). Это ведет к сильному удорожанию за счет дорогой логистики и аппетитов компаний-продавцов. А Кребо держит высокую цену, потому что на рынке нет дешевле. Не исключен сговор между поставщиками.

Если мы уберем в аэропорту монопольное право Кребо заправлять на перроне, то цены должны снизиться. Для этого мы планируем в этом году построить собственную систему подачи топлива со склада аэропорта.

В.Ш.: В чем ее суть?

Е.Д.: Авиакомпания сможет определять по рынку лучшую цену и закупать топливо самостоятельно. А Борисполь сможет предоставить свой склад для хранения. То есть роль заправщика нивелируется. Топливная компания поставляет топливо на наш склад. При этом продают его не Борисполю, а напрямую авиакомпании. А мы зарабатываем на хранении и транспортировке этого топлива.

В.Ш.: Что нужно, чтобы система заработала, и сколько это стоит?

Е.Д.: Часть системы уже построена. Нам необходимо достроить насосно-фильтрационную станцию и провести реконструкцию резервуаров. Планируем завершить работы до конца года. Стоимость — около 72 млн грн. Эти цифры предусмотрены в финплане аэропорта. Когда Кабмин его утверждает (правительство утвердило финплан аэропорта на вчерашнем заседании Кабмина. — Ред.), мы объявляем тендер на закупку услуги по проведению этих работ и оборудования. Это одна из стратегических задач, которую мы хотим решить в этом году.

В.Ш.: Какие цены на топливо сейчас в аэропорту?

Е.Д.: У меня сейчас нет цен, поскольку мы не являемся стороной по договору. Это нужно спрашивать у компаний-операторов и потребителей-авиакомпаний. «Борисполь» уже много лет не является оператором по предоставлению услуг заправки топливом.

В.Ш.: Кроме Кребо в Украине кто-то производит авиатопливо?

Е.Д.: Нет. Мощности по производству авиакеросина расположены на Кременчугском НПЗ, и, насколько мне известно, они являются собственностью Кребо и не принадлежат заводу. При этом эти мощности не обеспечивают всей потребности рынка, поэтому часть нужно импортировать.

В.Ш.: Есть ли у авиакомпании МАУ особые условия по закупкам топлива в аэропорту? Кребо им не дает 80% скидки? (Улыбается.)

Е.Д.: Нет. Если бы у них была договоренность о нормальной цене на топливо, наверное, руководство компании не высказывало бы недовольство высокими ценами.

В.Ш.: Спасибо.

Владимир Шульмейстер: «После утверждения Кабмином финплана аэропорта Борисполь тут же подготовит конкурс и система заработает. Насколько я знаю, подобный проект запускается в аэропорту Одесса и уже работает в аэропорту Львов. Система заправки самолетов через мощности аэропортов предоставит авиакомпаниям возможность выбора альтернативного поставщика топлива. Конкуренция сразу проявится в цене. Насколько? Это вопрос к авиакомпаниям — насколько они смогут эту экономию отразить в цене билета».

После разговора с Дыхне Шульмейстер попытался связаться с руководством аэропорта Одесса, но Виталий Портянко оказался вне зоны доступа. Корреспондент ЛІГАБізнесІнформ поговорил с экс-гендиректором аэропорта Одесса Алексеем Кочановым (в настоящее время директор компании Airport Solutions) и попросил рассказать, почему в Одессе самые высокие цены на топливо в Украине.

— Какова ситуация с ценами на топливо в аэропорту Одесса? Почему авиакомпании жалуются, что тарифы чуть ли не самые дорогие в мире?

Алексей Кочанов: Они не самые дорогие, но были достаточно высокие. В последние два месяца цена выравнялась и сегодня равна среднеукраинской.

— За счет чего удалось снизить цены? На сколько?

А.К.: Где-то на $150-160 на тонне. Это связано с тем, что впервые завезли авиакеросин Jet A-1 на замену ТС-1. Если раньше завозили топливо из России и Беларуси, сейчас прошла первая поставка из Болгарии. Второе — тренд на топливном рынке диктует снижение цены. Плюс есть политика «открытого неба», запущенная министерством. Это поддержал губернатор. Все понимают, что одна из главных преград для перевозчиков — дорогое топливо. Это знает и топливный агент. Сегодня у него есть понимание, что можно зарабатывать на хорошем объеме с низкой ценой и находиться в таких же экономических параметрах, как сегодня (при высокой марже и маленьких объемах). То есть агент увидел перспективу и сделал цену топлива более интересной. Другими словами, активная позиция властей подтолкнула оператора сделать шаг навстречу рынку.

Кроме того, сейчас аэропорт подал документы в Госавиаслужбу на получение лицензии, чтобы покупать топливо на свободном рынке и самостоятельно заниматься заправкой. Это, возможно, тоже подтолкнуло топливного агента снизить цены.

— Сколько сейчас поставщиков в Одессе?

А.К.: В Одессе и Харькове один поставщик — Лукойл.

— Почему другие не заходят?

А.К.: Производственные мощности не позволяют оперировать нескольким игрокам. Там одна база и один склад, которые находятся в аренде Лукойла. Он вложил средства, модернизировал — и сегодня такая ситуация.

Аэропорт за собственные средства модернизирует производственные мощности, которые сейчас простаивают, и лицензирует свою базу, чтобы покупать топливо на свободном рынке.

— Что это даст?

А.К.: Можно посмотреть на опыт аэропорта Львов, у которого уже есть такая лицензия. Аэропорт заключил договоры с несколькими поставщиками, и у авиакомпаний есть выбор, где покупать и у кого заправляться.

— Когда аэропорт сможет самостоятельно предлагать топливо в Одессе?

А.К.: Три месяца назад началась подготовка документов. Насколько мне известно, в начале августа будут поданы документы на сертификацию, которая займет еще около трех месяцев.

— Насколько это позволит снизить тарифы?

А.К.: Если аэропорт получит сертификат, он сможет покупать топливо по минимальным ценам на рынке. Например, Львов заключил договоры с тремя поставщиками. База принадлежит аэропорту. Авиакомпании выбирают поставщика с лучшими условиями. То же самое будет в Одессе. Насколько это снизит цену — сказать сложно. Сегодня уже рынок вышел на среднерыночные показатели. С учетом географического положения Одессы (находится далеко от границ, а по морю авиатопливо в Украину не завозится) разница в $25 по сравнению со среднеукраинской обусловлена логистикой (железнодорожным и автомобильным тарифами).

Ели будет найдена логистическая схема отгрузки морем, то топливо из Турции станет дешевле на $20-25, чем белорусское или болгарское.

— Заявления совладельца МАУ Арона Майберга о резервах для снижения цен на топливо в Одессе имеют под собой основания?

А.К.: Заявления небеспочвенны. Но пока аэропорт не является оператором, он не может снижать. После того, как он получит лицензию, он становится игроком на рынке и сможет влиять на ценообразование.

— В чем основная проблема высоких цен на авиакеросин в Украине?

А.К.: Отсутствие на рынке европейских игроков, которые способны покупать топливо на биржах по фьючерным контрактам и обеспечивать прогнозируемую цену для авиакомпаний. А в Украине до недавнего времени на рынке присутствовали только российские и украинские поставщики.

«Кременчуг Today»

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

Гороскоп на завтра: Телец — возможна удивительная встреча, Рыбы — вы заслужили отдых

Добрый вечер, читатели Кременчуг Тудей! На календаре завтра