Слишком много счастья

197
нет комментариев
wpid-1198_elis_manro.jpg

Элис Манро

Много счастья не бывает. Это известно всем — и мне, и вам, и Софье Ковалевской. Хотя именно она, по версии нобелевской лауреатки Элис Манро, и констатирует его переизбыток. Что в результате становится сначала названием рассказа, а затем и — дебютной книги канадской писательницы в России.

На самом деле “Слишком много счастья”, на мой взгляд, не самый удачный рассказ в этом сборнике. Возможно, из-за того, что он слишком уж атмосферен — писательнице совершенно очевидно хотелось создать обстановку “русскости”. Хорошо, что на “развесистую клюкву” жаловаться вроде бы не приходится, зато без штампов не обошлось. Русский возлюбленный — огромен как медведь, младшая сестра-бунтарка несчастлива в любви, и надо всем этим — легкий флер достоевщины (осененной присутствием в тексте самого Федора Михайловича). Допускаю, что Западу такие штуки интересны — недаром же Манро называют “канадским Чеховым”. Да только в родном отечестве это уже было — и Чехов как он есть на самом деле, и Толстой, и Достоевский…

Иное дело — остальные рассказы в книге. Они абсолютно аутентичны — может быть, потому, что значительно короче? Ведь даже нобелевский комитет отметил Элис Манро как “мастера современного короткого рассказа”. Ее герои в основном несчастливы, причем каждый по своему (опять же, кстати, в полном соответствии с законами русской классики). При этом они не настолько странны и чудаковаты, чтобы восприниматься читателем абстрактно, отстраненно. Пара телодвижений судьбы — и на их месте мог бы оказаться каждый. Это, конечно, подкупает и затягивает.

При этом в большинстве рассказов можно уловить легкий флер мистики. Она проявляется в совпадениях, удивительных колебаниях прошлого, обостренном восприятии настоящего. Уж если современной критике так нужны сравнения, я бы соотнесла творчество Элис Манро с произведениями английских писателей.

В целом — с блистательным Роальдом Далем — канадская нобелевская лауреатка, так же как и он, не боится писать о “страшном”, при этом создавая не ужастик, а притчу. И в частности — с Дафной Дю Морье и Дорис Лессинг. Если бы тут требовался подробный литературоведческий анализ, то можно было бы сравнить даже конкретные произведения. Например, “Лес” у Манро и “Яблоню” у Дю Морье — в обоих рассказах раскрывается тема одиночества пожилых людей в давнем браке. Да и финалы, которые каждый читатель может понимать по-своему, поданы хоть и с очень различным настроением, но все же похоже. А “Пятый ребенок” Дорис Лессинг вполне соотносим с рассказом Манро “Глубокие-скважины” — и там, и там, мать ищет ответ на вопрос: должна ли она отдать свою жизнь ребенку, который никогда не оценит размера этой жертвы? При всей кажущейся очевидности ответа, обеим писательницам удается смутить читателя — хотя их героини в конце концов и принимают разные решения…

Резюмируя, хочется сказать еще вот о чем. Обидно, граждане! Не стала бы Манро нобелевским лауреатом — и, скорее всего, знакомство российского читателя с ее работами осталось бы на уровне скромных публикаций ее рассказов в сборнике “Молодой гвардии” советских времен, да в нескольких выпусках “Иностранной литературы”. Издателей понять можно: удобно же в аннотации сразу же написать о “великой писательнице”, а не о неизвестной в родном отечестве канадке! К чести “Азбуки”, отмечу, что обложка книги не пестрит зазывными флуоресцентными нашлепками типа “Лучшая книга -2013” или “Встречайте: “Канадский Чехов”!”.

Нобелевские радости вынесены на заднюю обложку: кому надо, тот прочтет. Но неужели для того, чтобы знакомить нас с качественной иностранной литературой, нужно дожидаться решения шведского комитета? Может быть, стоит обратить внимание, например, на лауреатов “Букера”? Тоже достойная премия, в конце-то концов!

krupaspb.ru

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

Нулевой номер

Умберто Эко Седьмой роман Умберто Эко – о