«Гонка» (“Rush”)

458
нет комментариев
wpid-1101_rush.jpg

Год: 2013
Страна: США, Великобритания, Германия
Жанр: драма, биография, боевик
Режиссёр: Рон Ховард
Сценарий: Питер Морган
Композитор: Питер Морган
В ролях: Крис Хемсворт, Даниэль Брюль, Оливия Уайлд, Александра Мария Лара, Натали Дормер и др..

Если существует вид спорта, которому так и не воздали должное голливудские спортивные драмы, то это автогонки. Это результат печальной цепочки обстоятельств — чтобы зрелищно показать в кадре рёв движка и стёртые шины, нужен бюджет, чтобы этот бюджет окупить, нужны сборы со всего мира, но при этом кино про «Наскар» никого заинтересует в Азии и Европе, а кино про «Формулу-1» никому не сдалось в США. Последнее, к сожалению, уже подтвердил на своём примере предмет нашего сегодняшнего обсуждения, провалившийся в американском прокате, несмотря на отличную критику, высокие рейтинги тех зрителей, кто его всё-таки посмотрел, и не самый высокий бюджет.

Вот и получается, что свыше половины заокеанских спортивных драм дёшево и сердито повествуют о бейсболе и, порой, боксе, а последним знаковым фильмом про машины на треке так и остались «Дни грома». Если быть строже и не учитывать устаревшие мелодрамы начала 90-х, то дальше идти придётся, страшно сказать, до 1966 года и «Гран-при» Джона Франкенхаймера. А если быть ещё строже и брать во внимание только гоночные байопики, то окажется, что новый фильм Рона Ховарда — и вовсе первый в своём роде.

И это не может не изумлять, даже если держать в уме ту самую цепочку, препятствующую появлению таких фильмов, как «Гонка», на свет. Не нужно излишне углубляться в реальную историю гоночных соревнований, чтобы убедиться, что она заключает в себе целый собственный мир, а в нём — настоящий рассадник захватывающих историй, харизматических персоналий и трагических судеб, а также триумфальных побед и позорных поражений. И одна из таких историй — это ставшее легендарным в фанатских кругах соперничество британского сорвиголовы и плейбоя Джеймса Ханта и австрийского перфекциониста и педанта Ники Лауды, разгоравшееся в течение всей первой половины 70-х и достигшее апофеоза в сезоне 1976 года.

Небанальной в этом фильме, помимо его исторической основы, с самого начала была и фигура режиссёра, ибо Ховард именно своими прежними упражнениями в исторических драмах — от качественного, но крепко застрявшего в 90-х «Аполлона-13» до приукрашенного телемувика «Фрост против Никсона» — во многом заслужил свою нелестную репутацию практически безголосого ремесленника, снимающего фильмы «по госту», компетентно, но без какой угодно остроты и собственной точки зрения.

И хотя в «Гонке» режиссёр отнюдь не меняет в корне этот свой статус, он всё равно снимает один из лучших своих фильмов, хотя бы просто потому, что, оставшись предсказуемым в своём подходе к рассказу истории, Ховард впервые за долгое время перестал быть скучным. Можно гадать, какую роль в этом сыграла сама история, а какую — банальный голод режиссёра, два года безуспешно пытавшегося запустить в производство «Тёмную башню», но результат налицо — перед нами кино, отказывающееся стоять на месте, уверенно чередующее моменты персонажные и те, в которые лица исчезают за масками и шлемами, а остаются лишь оглушительно ревущие болиды, летящая из-под колёс грязь и энная вероятность того, что «а вдруг это ваша последняя гонка».

В истории Ханта и Лауды нет стандартных героев и злодеев, они сами себе и герои, и злодеи — люди, готовые раз за разом ставить на кон жизнь ради перевеса, быть может, в одно-единственное очко, которое подарит им звание победителя.

Они одинаково хороши в том, что делают, но делают это по совершенно разным причинам: один — ради дерзких побед, соревновательного духа и вьющихся вокруг него женщин, другой — ради оправдания собственного стратегического чутья. Эту историю не нужно менять, чтобы расположить к ней зрителя, её достаточно просто эффектно рассказать, чем и занимаются Ховард и вездесущий сценарист Питер Морган, но если первый своей энергией и внезапным визуальным чутьём приятно удивляет, то именно второй в итоге делает больше всего, чтобы картину подпортить.

Дело тут главным образом в диалогах, которые в течение практически всего хронометража имеют вид то стандартных шаблонов («Ты готов?» — «Я ждал этого всю свою жизнь»), то открытых признаний персонажей о том, каковы их характеры, цели и желания.

При таком раскладе превращать Ханта и Лауду из персонажей в живых людей приходится актёрам, и они с этой задачей успешно справляются, особенно Брюль, играющий менее харизматичного и одновременно более интересного из двух гонщиков-антагонистов. Тем не менее, даже ему и Хемсворту нелегко делать органичными сцены вроде предфинальной, в которой Хант и Лауда фактически объясняют друг другу в лицо свои взгляды на жизнь и спорт.

В подобные моменты Морган становится неотделим от школьника, которому задали эссе о преимуществах и недостатках подходов двух противоположных людей к своему делу — вот он их и проговаривает, с полным отсутствием тонкости и сдержанности, зато так, чтобы дошло до каждого из тех, кто по ту сторону экрана жуёт попкорн. С другой стороны, будучи упрощённой в диалогах, эта история всё-таки сохранилась на экране в фактах, в характерах и в технических деталях, а значит и ей, и зрителю уже повезло больше, чем во многих прежних случаях. Больше всего жалеть, выходя из зала, приходится о том, что «Гонка», став первой в своём роде, скорее всего, на годы вперёд останется последней.
«Кинокадр»

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

Сьогодні 100-річний ювілей нашого всесвітньо відомого земляка

28 вересня 1918 в селі Василівці Василівської волості Олександрійського повіту Херсонської губернії (тепер