«Жизнь Пи» (“Life of Pi”), 2012

204
нет комментариев
wpid-lifeofpi.jpg

По одноимённому роману Янна Мартела
Жанр: драма, приключения
Режиссёр: Энг Ли
Сценарий: Дэвид Маги
Композитор:Майкл Данна
В ролях: Сурадж Шарма, Ирфан Кхан, Аюш Тандон, Гаутам Белур, Адиль Хуссэйн, Табу, Аян Хан и другие

«Жизнь Пи» Янна Мартела, появившись в 2001 году, быстро встала в ряд культовых произведений, которые в Голливуде очень любят записывать в «неэкранизируемые», но при этом не уймутся, пока не экранизируют. История, естественно, не раз показала, что неэкранизируемых текстов не бывает — бывает отсутствие желания, воображения, технологий или какого-то их сочетания. Первым на этом проекте был Шьямалан, но он ушёл снимать «Девушку из воды»; вторым был Куарон, но он ушёл снимать «Дитя человеческое»; Жан-Пьер Жене причалил было, но тоже отплыл уже по неизвестным причинам. И тогда, а шёл уже 2009 год, эта авантюра попала, наконец, прямо на колени Энгу Ли, который, спустившись с горбатой горы и получив двух «Золотых львов» подряд, как раз был в настроении поставить что-нибудь высокобюджетное и трёхмерное, не наступая при этом на грабли «Халка».

2И Энг Ли, с присущей ему мягкостью, заботой и неторопливостью, берётся за дело, как добросовестный ремесленник: на живописание предыстории, занимавшей в книге всю первую треть, здесь тоже уходит не менее получаса, при этом мудро сокращается история писателя, зато, непонятно зачем, добавляется лавстори и растягивается мини-сюжет про имя главного героя. Когда же зал вот-вот начнёт терять терпение — вуаля, то самое искомое кораблекрушение, по итогам которого на бескрайней океанской поверхности останется один индийский подросток в шлюпке, не считая зебры, гиены, орангутанга и бенгальского тигра по имени Ричард Паркер.

Эта «неэкранизируемая» часть в исполнении Ли оказывается не только более чем экранизируемой, но и гораздо более легко и плавно поставленной, чем всё предшествующее развешивание ружей по стенам. Режиссёр честно переносит на экран все диалоги и ключевой сюжетный момент с религиозными предпочтениями героя, но энтузиазм питает не к ним, а к гораздо менее богатому на слова сказочному вояжу, занимающему середину фильма. Выпрыгивающие из воды киты, то и дело мелькающие акульи плавники, летучие рыбы и освещающие ночь медузы, бескрайняя гладь — умиротворение, бушующие волны — крик, ярость и отчаяние. А в центре — человек и зверь, мало-помалу выстраивающие свои нелёгкие взаимоотношения.

2Вот это — просто-таки здорово. Живо, лаконично в плане реплик, удачно в плане вкраплённого юмора. Одновременно приземлённо и драматично — подросток-дебютант Сурадж Шарма не упускает свой шанс, того и гляди, станет для Голливуда вторым Девом Пателем. Что немаловажно — пейзажи и картины, при всей их фантастичности, ни на секунду не кажутся игрушечными и невесомыми (чем прямо в соседнем зале грешит «Хоббит»), а происходящее ни на секунду не опускается до уровня просто триде-аттракциона, «бибиси живой природы» за сотню миллионов и с компьютерным тигром в качестве гвоздя программы. Компьютерный тигр, надо сказать — восхитителен, а триде и вовсе — лучшее в игровом кино на данный момент, и в целом оператор, композитор и мастера по визуальным эффектам работают, помяните моё слово, на почти гарантированные «Оскары».

Однажды, впрочем, второй акт закончится, и фильм неминуемо подойдёт к третьему, рассуждать о котором — означает ходить взад-вперёд по страшному спойлеру, изо всех сил надеясь, что тот не проснётся. А ходить необходимо, поскольку от этого напрямую зависит всё восприятие фильма, и если вы его не смотрели, дальше читайте на свой страх и риск. «Жизнь Пи» в свои последние полчаса перестаёт быть историей о приручении зверя внутри себя, и вместо этого становится историей об историях как таковых. Ей много что есть сказать об историях как об эскапизме, а вслед за этим — об эскапизме как о прихоти и как необходимости; как о параллели для религии; как о психологическом барьере, защищающем от уродливой реальности. Как о предпочтении его этой самой уродливой реальности.

2О первых трёх фильм говорит отчётливо, но негромко, и, смешиваясь, эти посылы только сильнее заглушают друг друга. Не то последний, четвёртый — произнесённый открыто, прямо в лоб. И тут же поднимающий к докладчикам два вопроса. Один вопрос — к тому, что было сказано прямо в кадре, потому что всю середину фильма герой проводит явно не в страданиях, а, как зритель сам видел, в окружении тёплой цветовой палитры, чудес природы и общего рейтинга PG, даже когда дело доходит до таких реалистичных и логичных вещей, как пожирание тигром остальных спасшихся животных.

А второй вопрос — моральный. Ибо слово «спасибо» из уст взрослого Пи и улыбка писателя при чтении рапорта ставят точку на финальном посыле этой истории: не отгораживаться и не сбегать от уродливой реальности, но именно заменять её аллегорическим вымыслом — не просто уберегает психику, это вообще есть хорошо и достойно, даже если сам ты с означенной реальностью не сталкивался. И тут уже, не знаю как вам, а лично мне ничего не остаётся, кроме как с понятным выражением взглянуть и Мартелу, и сценаристу, и Энгу Ли прямо в глаза.
“КиноКадр”

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

У Кременчуці дівчинка сіла у багаття

Вчора ввечері до дитячої лікарні госпіталізували дворічну дівчину.