«Инопланетное вторжение: Битва за Лос-Анджелес» (“World Invasion: Battle Los Angeles”), 2011

620
нет комментариев
wpid-battlelosangeles.jpg

Режиссёр: Джонатан Либесман
Сценарий: Кристофер Бертолини
Композитор: Брайан Тайлер
В ролях: Аарон Экхарт, Рамон Родригес, Кори Хардрикт, Шаффер Смит, Джеймс Хироюки Лиао, Бриджет Мойнаэн и другие

Чего ждать от режиссёра, снявшего полтора трэшака, сценариста, написавшего чуть меньше чем ничего, парочки знакомых лиц в кадре и истории о том, как американцы опять всех победили где-то между Днём независимости и барбекю по случаю Дня Мартина Лютера Кинга. Так или примерно так думал каждый, кто не видел главный козырь грядущего проекта — грандиозный трейлер под минорную электронщину Йоханна Йоханнссона, в котором был и Экхарт в форме морпеха, и смазанная «репортажная» картинка, начинённая новомодным моушен-трекингом, и главное — полная паника и безысходность, совсем не сочетающаяся с традиционно бравурным американским подходом к войне в кино.

2В ролике был скорее такой фантастический извод «Повелителя бури», нежели очередной римейк «Дня независимости» — пыль, пот, грязь, беспорядочная стрельба, «я подбит, я подбит!»

Единственного, чего тут совсем нельзя было ожидать, — это патентованного социального подтекста имени «Района 9» — не та история, пусть и в чём-то схожая визуально. На этот раз не до социальных подтекстов — с первых же минут нас чётко и без околичностей ставят перед фактом: Землю колонизируют. Быстро и эффективно, не рассусоливая и не рассуждая о потерях среди гражданских. В этом, конечно, есть своё иносказание, но авторам всё равно некогда это обдумывать, они, в меру подробно познакомив нас с будущими героями, бросают их в самое пекло.

Первый подвох, таким образом, случился на десятой минуте — уж больно суровое количество штампов нам преподносят в предыстории. Тут и крепко дружащие до подозрений в их ориентации морпехи, и погибшие в бою старшие братья, и завтрашняя свадьба, и завтрашняя же пенсия, и семнадцатилетний салага, и зелёный лейтенант, «лучший на курсе». И даже один желающий получить гражданство афроафриканец. Впрочем, последнее мы как-нибудь переживём.

Итак, начинается битва за Лос-Анджелес, где-то между Пасаденой и безымянным полицейским участком, над головой, как обычно, тикающий хронометр до авиа-удара, впереди затерявшиеся в бетонном крошеве гражданские, и, наконец-то, первый огневой контакт с противником, когда «дым войны» и прочие радости тактики и стратегии.

Тени мечутся, морпехи палят в белый свет как в копеечку, у нас потери, Ленихана потеряли! (Кстати, тот Ленихан — Ноэль Фишер — уже заявлен в кастинге двух частей «Сумерки: Ломая рассвет», так что парнишка теперь не пропадёт.) Обещанная паника, кровища, дымище, полная безысходность и бессмыслица современного городского боя без прикрытия брони и с воздуха. Кстати, сразу захотелось увидеть всё-таки вторую серию, где бы в ход пошли всё-таки авианосцы. Но, не будем забегать вперёд, наше дело пока — следить, как вслед за пехотой в бой начинает вступать и инопланетная авиация, всё больше напоминая уже не «Повелителя бури» и даже не «Падение «Чёрного ястреба», а вольное переложение самого начала хайнлайновского «Звёздного десанта», только не по Верховену, а в оригинале. Там царило похожее смятение, и похожие же взаимоотношения лейтенанта с отрядным сержантом в горячке боя, когда вояки уже даже думать не думают, как там их близкие, а сражаются «здесь и сейчас» с механистичностью живого автомата отволакивая в сторонку раненых.

Никаких планов боя, сплошная хаотическая пальба по нарастающей. Ровно то, что обещал нам трейлер. Минимум марсиан, максимум людей, сделанных вовсе не из железа. И вот, бой идёт, не прекращаясь ни на секунду — прикрой меня! прикрой меня! — десять минут, двадцать, полчаса, когда же морпехи добираются до уже не чаемых гражданских, вдруг выясняется, что ты начинаешь от этой непрерывной и в общем-то монотонной стрельбы понемногу уставать. Однако единственное, что нам могут предоставить в ответ сценарист и режиссёр — это долгожданное появление навеки вошедшей в образ «девки с яйцами» Мишель Родригес и уже начинающий поднадоедать дискурс про «десант своих не бросает» и «я вас выведу отсюда, мать ихнюю так».

2Никаких новых конфликтов нам так и не предложено, никаких поворотов круче своеобразного вскрытия пришельца в полевых условиях да окончательно полупрозрачных детишек — снова тёрки с лейтенантом, шушуканье морпехов за спиной, разве что Мишель Родригес немного разбавляет серую мужскую массу своим бодрым конферансом. Далее следует падение вёртолёта (без рапида, режиссёр им почему-то категорически пренебрегает), угон автобуса, шли морпехи по шоссе и соса… в смысле, взрывали бензоколонку.

Очень много точных моментов — трясущиеся руки Экхарта после уничтожения дрона, реакция людей на стрельбу и ранения, непафосные, на голом адреналине, взаимовыручка и самопожертвование. А потом снова — ровная, без внутренней структуры, «стрельба по тарелочкам», причём с каждой секундой всё лучше и лучше, на что раньше уходило три магазина, теперь справляются одной пулей, да и марсиани не подкачали — мажут всё сильнее, даже из крупного калибру. Разве что заминка на развязке переходит в ещё большую заминку на разгромленной оперативной базе, где наши воене трагически принимаются бродить вокруг помирающего гражданского, бия себя в грудь и требуя друг у друга сатисфакции.

Тут зрителю впору начать откровенно поглядывать на часы, ибо кажется, что за те же деньги режиссёр со сценаристом готовы продолжать в подобном режиме сколько угодно — стрельба-стрельба-стрельба, бла-бла-бла, стрельба-стрельба-стрельба и далее до бесконечности.

Впрочем, даже у неопытных сценаристов есть совесть. Вертолёт внезапно уносит гражданских в туманную ночь, а наших героических морпехов так же внезапно начинает тянуть на подвиги. Выход на коду в итоге и получился всё в том же уже порядком поднадоевшем режиме «в семь утра разгон инопланетян, в восемь утра подвиг». Героизм и штампы — лазер обязательно нужно придерживать израненной в бою ногой, а боеголовка всегда последняя. И нет, мы так и не дождёмся хорошей терранской «нюки». Потому что в этой миссии «Старкрафта» у них ещё нет «гостов».

Ну в следующей-то — обязательно? Впрочем, это уже будет «Терминатор 4», а не история про бравых морпехов в самом пекле. Поскольку пекло как-то за время пути подрассосалось само собой.

Финал у фильма так и получается — героически-банальный, бой окончен, война продолжается, ужинать будем в аду.

По-хорошему, фильм надо было заканчивать спусканием на тросах с вертушки. А всё что до — довести до ума чисто драматургически. Придумать ходы, разобраться с характерами, не затягивать с получасовыми пострелушками без единой капли крови. А иначе получается борьба стоглавого Змея Горыныча с неуязвимым, но крепко обделавшимся Иваном-царевичем. А это уже не батальная драма, а юмористическое фэнтэзи, со всеми вытекающими последствиями.

Что же до общего впечатления, то кажется, что фильм всё-таки снял Майкл Бэй, только Майкл Бэй, у которого отобрали человекоподобных роботов, зато всучили нечеловекоподобных инопланетян. А ещё запретили пихать в кадр подростков и их подружек, шутить про жопы и наказали каждую перестрелку тянуть минимум полчаса, потому что иначе никаких сценариев не напасёшься.

2Чего страшно не хватало чисто технически? Очень мало репортажных кадров (все они были показаны в трейлере), зелёной ночной съёмки и уже упомянутого слоу-мо. Удивительно и то, что уж как раз первое и второе вообще не требует денег, ввиду предполагаемого качества такой картинки.

Тем не менее, при всём перечисленном — и однообразии, и некотором количестве всё-таки просочившейся героической клюквы — и с вот таким финалом, перед нами ни разу не «Монстры», и ни в коем случае не «Скайлайн». Но ожидания были всё-таки на пару градусов выше. Повод ли это для расстройства? И да, и нет, потому что с тем же успехом могло быть — гораздо хуже. Но могло быть и лучше.
«КиноКадр»

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

Вагонзавод завершує виготовлення партії пасажирських вагонів

Перші вісім купейних вагонів моделі 61-779, п’ять з