«Время ведьм» (“Season of the Witch”), 2010

615
нет комментариев
wpid-seasonwitch.jpg

Режиссёр: Доминик Сена
Сценарий: Браги Шут
Композитор: Атли Орварссон
В ролях: Николас Кейдж, Рон Перлман, Стивен Кэмпбелл Мур, Стивен Грэхэм, Ульрих Томсен, Клэр Фой, Кристофер Ли и другие

На что рассчитывал Доминик Сена, особенно на фоне тоже вполне безуспешной «Белой мглы», решившись взяться за столь шкандальный сужет, как у «Времени ведьм», ответствовать нынче сложно, поскольку даже на сценарной заявке этого прожекта уже можно было смело писать вердикт «на растерзание кинокритикам». В основном — американским, что впоследствии и произошло, но сам факт такого творческого самопожертвования не может не удивлять, потому что вопрос тут был не в том, можно ли вообще в наше время снять хорошее кино про ведьм и мрачное средневековье, а в том, зачем так подставляться.

2Да будь Сена самим Ноланом, а на главную роль вписался бы Ди Каприо, даже в этом случае фильм о том, как миловидную барышню, такую всю в терниях, веригах и отчаянно мироточащую, четверо лбов ташшат к чёрту на рога с целю придать «праведному суду», не мог не нарваться на неприятности.

Более того, авторы были сугубо в курсе этой проблемы, отчаянно пытаясь нарастить вокруг основного сторилайна «чего-нибудь более другого», но в итоге только ещё больше увязая в болоте политкорректности с или без приставки «анти», а заодно окончательно запутавшись в жанровой стилистике.

На выходе, двое вояк-крестоносцев Кейдж и Перлман сначала тридцать лет водят друг дружку по пустыне, где оглашенный гражданин мутных званий всё кричит «режьте неверных, режьте неверных» (на чём авторы снова нарываются), пока обоим это дело окончательно не надоедает, а значит нам пора в дорогу. А тут чума, оспа, птичий грипп (включая воронку из ворон) и прочая разруха в головах. Наших симпатичных героев (особенно Перлман, конечно, симпатяжка) сценарист с режиссёром начинают таскать туда-сюда в стиле «давай халва, давай хурма, а не то пойдёшь турма», в итоге чего сборная команда полупрозрачных главгероев успешно и оказывается на той самой дороге, которая и написана в сценарной заявке.

Жанр наконец становится жанром — болезни, волки, мосты, туманы, монастыри, соломоновы вирши и прочая атрибутика. Не «Имя Розы», конечно, но и не всяческая мертворожденная увеболловская муть вроде «Осады подземелья». Опять же девочка, пусть косит сразу под пяток знатных актрис, умудряется изобразить достаточно противоречивую фигуру, а не просто строит глазки, проделывая положенные по сценарию поступки-повороты. Тут же и традиционно любимый у нас мятущийся Коля Клеткин, любитель чёрного юмора Перлман, впервые, кажется, почти сумевший без грима обойти своего Красного в плане брутальности без использования компьютерного спецгрима. Где-то поодаль бродят вьюнош, горе-проводник, поп и рыцарь трагического образа Ульрих Томсен, но эти так в общем и остаются малоинтересной прибавкой к основной парочке.

2Пяток средней степени надуманности приключений в дороге, роуд-муви успешно заканчивается, и начинается уже успешно позабытый с начальных титров «молот ведьм» с недолгим судом, громогласным латинским скорочтением и сопутствующими ему сатанинскими спецэффектами, быстро переходящими в бытовой мордобой и поножовщину.

Интересно, что при всём при этом, особых поводов для такого уж возмущения, во всяком случае на первом просмотре, фильм не даёт, поскольку в общем и целом нечто подобное мы уже не раз видели, разве что без Кейджа и Перлмана в качестве фронтменов, но если начинать ковырять пальчиком ранку, заранее настроившись на негатив, то тут, конечно, враз появляется раздолье для громких криков в диапазоне от «не верю» до «да как вы посмели, ироды». Та самая, успешно раздраконившая фильму американская кинокритика, конечно, не имеет возможности написать честно, мол, «не можем себе позволить спокойно отнестись к первой сцене, патаму что стехи», поэтому типичные возражения следуют из разряда «авторы сами не поняли, чо сымают».

2Но это вопрос чисто вкусовой, кому-то этот суповой набор приходится по вкусу, кому-то нет, к качеству актёрской игры, режиссуры или постановки это имеет весьма касательное отношение. Да, не шедевр, да, балаган, но поди ж ты, вспоминая ещё один кейджевский неполиткорректный фильм с похожей судьбой по имени «Плетёный человек», тут возникает очень много параллелей, включая разгромную критику, вот мне фильм понравился. Именно своей неполиткорректностью, граничащей с совершенно детским нахальством. То есть то, что для иных — главный минус, для кого-то может стать главным плюсом. Что отнюдь не мешает иным фильмам гробить карьеры своих создателей.
“КиноКадр”

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

Через три роки Дніпра може не стати

Українці загалом і кременчужани зокрема можуть залишитися без