«Трон: Наследие» (“Tron: Legacy”), 2010

1330
нет комментариев
wpid-tronlegacy.jpg

По мотивам фильма «Трон» (1982)
Режиссёр: Джозеф Косински
Сценарий: Эдвард Кёртис, Адам Хоровиц, Брайан Клугман, Ли Стернталь
Композитор: дуэт Daft Punk
В ролях: Джефф Бриджес, Гаррет Хедлунд, Оливия Уайлд, Брюс Бокслейтнер, Майкл Шин, Бо Гарретт и другие

Это было давно и неправда — 1982 год, скромные 17 миллионов долларов, внезапно подавшийся в нэфэ «Дисней», никому дотоле да и в последствии не известный новичок Стивен Лисбергер, похожий на Патрика Суэйзи юный Джефф Бриджес, навечно застрявший на телевидении столь же юный Брюс Бокслейтнер, а также тонна революционной по тем меркам компьютерной графики поверх совершенно ретро-фантастической стилистики, привычной скорее для романтических пятидесятых, чем для трэшовых восьмидесятых.

2Люди-пользователи и их двойники-программы, общая атмосфера стремительно зарождающейся индустрии видеоигр, общее ощущение грядущей «цифровой революции» и в общем-то топорный сюжет класса догоняй-беги. Оригинал благополучно миновал наши видеосалоны, оставшийся незамеченным, до «Газонокосильщика» было 10 лет, а до «Матрицы» — все 16. И вот, спустя 28 лет, в первом открывшемся посреди Москвы, а не на выселках, новеньком IMAX-зале, уже пресытившаяся и Вачовскими, и аватаровским триде, пережившая несчётное множество революций киноспецэффектов, которые давно перестали называть «компьютерными», пишущая публика собралась смотреть самый ожидаемый фильм декабря 2010.

Позади — год ожидания после выхода промо-ролика, по итогам которого «Дисней» решился на всю эту авантюру с возвращением к жизни успешно поросшей мхом культовой старины. Позади — слухи о трёхсотмиллионном бюджете, на поверку оказавшемся вдвое меньше. Позади — заметное охлаждение заокеаноской публики к новомодному аттракциону трёхмерной щедрости, и наоборот, триумф оного в отечественном прокате. К слову, последнее случилось именно благодаря очередной цифровой революции, которая наконец позволила и кинотеатрам отказаться от стремительно устаревающей плёнки. Плюс, для понимающих, технические достоинства именно IMAX’ов вроде феноменального звука (хотя отсутствие «пикселей размером с голову собаки» тоже стоит того). Вот и вся вводная, добро пожаловать в виртуальный мир неоновых огней.

Сэм Флинн, великовозрастный сынок пропавшего 25 лет назад компьютерного гения Кевина Флинна, отдал отцовскую корпорацию «Энком» на откуп дельцам во главе с камео Киллиана Мёрфи (сына другого героя оригинального фильма — Эда Диллинджера), а сам живёт с собакой в сарае, раз в год выбираясь погонять на байке от копов, поломать защиту очередной энкомовской операционки да поучаствовать в героическом бэйз-джампинге с крыши энкомовского же небоскрёба в тёплы рученьки всё тех же копов. Так бы всё и тянулось ещё лет примерно стопиццот, если бы постаревшему герою Бокслейтнера, протирающему задницу в том же «Энкоме», не пришло на старинный пейджер сообщение из старого игрового клуба, знакомого нам по первому фильму. И всё, как говорится, заверте.

Недолго думая, главгерой при помощи знакомого лазера погружается в мир виртуальных баталий, светоциклов и человекообразных комьютерных программ. У него зреет подозрение, что Кевин Флинн вовсе не исчез бесследно, а оказался где-то здесь, в мире вечной рэйв-вечеринки. Ну, а у зрителя зреет подозрение, что он не зря заплатил за билет.

Всё летает, девки в белом вышагивают, неон сияет, П-образные штуки из оригинала ревут реактивными двигателями, а вокруг ристалища заходятся в экстазе толпы программ-ценителей виртуальных побоищ. Красотенюшка, как говорят в одном известном ситкоме.

Попутно многочисленные сценаристы «Наследия» пытаются свести концы с концами, разводят детектив вокруг Флинна-отца, Флинна-сына и свя старого боевого товарища Трона, он же — альтер-эго героя Бокслейтнера в первом фильме. Детектив продлится недолго, в кадре появится харизматичный Бриджес, расскажет историю про понаехавших откуда ни возьмись прекрасных изоморфов и нехорошего Клю, устроившего им зачем-то геноцид, по всему выходит, от общей вредности и пристрастия к оранжевому цвету в дизайне. В общем, дан нам приказ на запад, пора-пора пробраться к памятному световому столбу, дабы выбраться из матрицы, а заодно развенчать коварного Клю растуды его в качель.

На этом, собственно, сюжет и заканчивается, а начинается череда разнообразных триде-аттракционов, перемежаемых необязательными диалогами и медитациями. Поскольку вторые приятно разбавит Тринадцать в латексе, и они не слишком длинны, а первые разнообразны и местами избавлены от чрезмерного пафоса, то и результат получается соответствующий. Майкл Шин даёт мастер-класс для начинающих рок-идолов, «Дафт панк» в неоновых касках даёт джазу, компьютерно омоложенный Бриджес ну так похож, ну так похож, а Оливия Уайлд в основном молчит, не мешая созерцать.

Светоциклы сменяются светолётами, триде приобретает поистине титанические масштабы, искомый диск разве что по карманам не тырят, по финал включительно, а тот самый Трон так до самого упора и остаётся фигурой умолчания, что он есть, что его нет. В первом фильме, кто помнит, было, в общем, примерно так же. И покуда смахивающий скупую мужскую и восторженную детскую слезу зритель досматривает финально-хеппиэндовские спецэффекты, попытаемся всё же понять, что это вообще было.

2Да, Джозеф Косински — молодец по части дизайна, и если правду говорят про бюджет — в общем и недорого. И отсылок к первоисточнику по фильму разбросан такой вагон, что не успеваешь подмечать (разве что Бит забыли, какой милый был персонаж). И диалоги в общем не раздражают, по мелькающий в кадре юникс включительно. Даже сюжет в целом, хоть и рыхловат, особенно в середине, где царит неуёмный, но абсолютно полупрозрачный Майкл Шин, но вполне подходит под определение сюжета, а это для блокбастера уже немало. Разве что финал ну совсем уж абстрактный, как и в оригинале.

Но кое-что всё-таки тут не так. Начать стоит с обязательной программы — так уж получилось, что ваш покорный слуга некогда в «аймаксе» же смотрел вполне двумерную, но уже третью «Матрицу». И там, в хаосе штурма Зиона, каждая механическая козявочка, каждый робомех, каждый взрыв был как на ладони, общий визуальный бедлам не создавал ощущения припадка эпилепсии. И вот, новые технологии, триде, отнюдь не миллионы объектов в кадре — всего-то зачастую пара светоциклов и полупрозрачный пол под ними, а картинка ежесекундно норовит превратиться в пожар в борделе.

Все мечутся, сталкиваются, разлетаются, кто на ком стоял, как обгонял, как подрезал, це понятые, це подставные, тут стерео-система, там стерео-система, и тут ещё такие две маленькие стерео-системочки. Почему-то в снятом отдельно том самом промо-ролике такого ощущения не возникает ни на секунду. Но тут дорвавшийся до стереоскопии Косински даже не пытается держать камеру в узде.

Вспомните недавних «Ночных Стражей» — там была сцена воздушной битвы между двумя отрядами сов. Сов! Не вальяжных светолётов с их неоновыми огнями и стеклянным инверсионным следом, а мокрых комков шерсти, дерущихся когтями и клювами! И всё, абсолютно всё было разборчиво, в зале не приходилось протирать поминутно глаза, пытаясь сообразить, а что, собственно, происходит.

В «Наследии» же даже самая первая дуэль на световых мечах дисках с трудом поддаётся расшифровке, во всяком случае на таком большом экране и в таких сочных цветах, как в случае с «аймаксом». И чей это прокол — инженеров, которые создавали трёхмерность, режиссёра, ставившего сцену, или монтажёра, укладывавшего это всё на таймлайн — зрителю вообще-то без разницы. Страдает кино в целом.

Отдельная история с общим визуальным рядом. Да, всё красиво, сияет, переливается, преломляется и подвергается прочим дифракциям, дисперсиям и интерференциям. Но почему так мало полноценных панорам? И почему на заднем плане любой дальней перспективы обязательно зияет пустота, в результате чего создаётся ощущение, что авторам было местами просто лень.

2Лень адекватно проиллюстрировать геноцид (что это за летающие светлячки, от которых рушатся какие-то мутные небоскрёбы?), лень организовать перспективу полноценного «города машин», Вачовски же справились, а что это за пара избушек посреди пустоты? Непонятно, хотя сойдёт и за концепт.

В целом же хочется отметить, что при всей визуальной красивости и масштабе постановки, за пределы «просто фантастического боевика», пусть и очень масштабного и дорогостоящего, проекту выйти так и не удалось, то есть свой культ вокруг него может и образоваться, но это никак не новая «Матрица», не дивный новый виртуальный мир, каким он вполне мог бы стать при том заделе, который обнаружился год назад. Если же не покидать пределов 2010 года, то получается, что опытный Нолан со своими снами внутри снов новичка Косински уделал одной левой.
“КиноКадр”

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

Через три роки Дніпра може не стати

Українці загалом і кременчужани зокрема можуть залишитися без