“Жесть”, 2006

1920
нет комментариев

Режиссёр: Денис Нейманд
Сценарий: Константин Мурзенко
Оператор: Михаил Мукасей
Композитор: Игорь Вдовин
Продюсер: Юсуп Бахшиев
В ролях: Алёна Бабенко, Вячеслав Разбегаев, Михаил Ефремов, Сергей Шакуров, Алексей Серебряков, Игорь Лифанов, Гоша Куценко, Рената Литвинова и другие.

Юная, но уже очень прожженная журналистка занимается жареными темами, ну занимается и занимается, пока один из её "пациентов" не скидывает портки, хватает ружьё и не начинает палить по милиции, вызывая журналистку к себе пред светлые очи, ибо ему есть что ей сказать. Журналистка приезжает, "пациента" убивает милицейский снайпер, журналистка встречно разочаровывается в жизни и в людях, уходя в глубокий запой, соглашаясь, тем не менее, в последний раз разработать тему.

Нет, всё-таки даже в этом немудрящем синопсисе прорезается главное необходимое условие существования фабрики грёз, которую у нас в последние годы стремительно отстраивают — фабрика грёз нуждается в продукте, то есть в грёзах — в современном мифе, своеобразной альтернативной реальности кино, которая как бы здесь и сейчас, а вместе с тем — где-то совсем в другом месте.

2Так в жизни районные следователи не разъезжают на тачках с форсированными двигателями, юные журналистки не бухают по ночам в хайтек-апартаментах, олигархи не палят по милиции из ружья, а милиция не зовёт на помощь этих самых журналисток. "Здесь и сейчас" для отмазывания сынка губернатора от "мокрухи" не используются такие сложные схемы, а главврачи-психиатры не всучивают налево-направо психотропные препараты заезжим девицам при исполнении. В реальной жизни и подмосковные товарищества не населены бомжами и маньяками, по ним не разъезжают "фошшысты" на мотоциклах и люди с ружьём в масках и на конях.
Ну и что. Авторы фильма берутся за привычную кино-работу — взять натуру, и исказить её до полной неузнаваемости, найти мистику в обыденном и драйв в скучном, населить реальность харизматичными персонажами и вообще сделать нам красиво на пустом месте — чтобы ржавая колючая проволока заборов стала элементом "деревенского фэнтэзи", а маски зажили своей, таинственной экранной жизнью.
Концепт, право, великолепен — бодрым шагом он разворачивается с первых кадров, в которых Рената Литвинова с характерной жеманной дикцией и ссадиной на скуле и голый Гоша Куценко с ружьём и проповедью про "только с любовью". Полетели дальше — туда, где маньяк на излечении бежит из заведения, где бодрый следователь уверенно ныряет в дебри муравейника, полного нечисти и несчастья всех сортов. И дальше будет только интереснее, с громом небесным и бесконечной погоней.

2Другое дело, что конкретное исполнение оного концепта не всегда дотягивает до величины начальной идеи. Да, операторская работа — выше всяческих похвал, большое спасибо и тому, кто выбирал места для натурных съёмок. Художник-постановщик тоже молодец, сценарист постарался, костюмы у персонажей — радость панка, монтажёр-красавец и спецэффекты — восторг пиромана. Все герои — как на подбор, так и пышут харизмой. А вот вместе всё это — с течением хронометража производит всё более странное впечатление.

В начале "Жесть" оказалась выполнена в таком традиционном жанре "отечественного блокбастера", который каждый раз снимают, как будто последний. В фильм умудрились впихать и психоделику, и чернуху, и детектив, и погоню по горному серпантину, и элементы современного фильма ужасов, и психологический триллер, и сакраментальное "как страшно жить". В двух соседних кадрах немыслимым образом живут гламур, роскошь, псевдотеливизионные галлюцинации, милицейская драма и специальный репортаж из жизни бомжей. В такой куче всего немудрено запутаться не только зрителю, но и самому режиссёру — что тот с успехом и делает, выдавая на-гора аж три последовательных финала, причём каждый последующий получается явно хуже и невнятнее предыдущего.

2 Жертвуя только что заботливо выстраиваемым ритмом, авторы фильма зачем-то помещают в середину десятиминутную провисающую напрочь "объяснялку", а перед тем — малопонятный психоделический экскурс с призраками врачей-убийц и красивой, но безумно-бессмысленной пиротехникой.
Материала явно было отснято много, очень много, и всё хороший, и всё пригожий. Забыто первое правило кино — резать, безжалостно резать, не дожидаясь перитонита.
В развалах визуальных и сценарных красот изумлённые персонажи начинают размываться, слишком тонким слоем намазанные на слишком толстый кусок хлеба — харизматичный следователь исчезает в никуда, журналистка с течением времени всё сильнее начинает напоминать мебель, которую таскают из одной декорации в другую, врач-вредитель переигрывает, пытаясь оправдать своё существование в кадре, диалоги с маньяком смазываются за счёт своей бесконечной длины, а во всех смыслах отличный персонаж Серебрякова — ветеран Чечни в маске — в угоду второму и третьему финалу снова появляется в кадре, но не набирает очков по части мистики, а наоборот, становится более аморфной фигурой.

В итоге теряется и ритм, и логика, а уж смысл происходящего зритель забывает примерно к середине сюжета, где красиво воткнутая в землю машина посреди пустыря, а под ней — актриса Алёна Бабенко.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

У Полтаві поліцейські затримали озброєного іноземця

Повідомлення про особу, яка поводить себе агресивно та