“Волкодав из рода Серых Псов”, 2006
По мотивам одноимённого романа Марии Семёновой

1936
нет комментариев
wpid-volkodav.jpg

Режиссёр: Николай Лебедев
Сценарий: Николай Лебедев
Композитор: Алексей Рыбников
В ролях: Александр Бухаров, Оксана Акиньшина, Наталья Варлей, Артем Семакин, Евгения Свиридова, Андрей Руденский, Александр Домогаров и другие.

"Волкодав" — это явление уж тем, что большего долгостроя современный отечественный кинобизнес просто не знал. Нет, есть "Трудно быть богом" Германа, который вроде начали монтировать, есть и нескончаемая "Шинель" Норштейна, но если брать чисто коммерческие проекты, то вспомните, от первого упоминания о "Ночном Дозоре" до премьеры прошло всего-то полгода, "Дневной Дозор" выводили на экран полтора, о "Турецком гамбите" и "9 роте" по сути хоть что-то конкретное начали говорить за месяц, я уж молчу о менее масштабных проектах. Первые упоминания о текущей инкарнации "Волкодава" датированы серединой 2004 года, тех пор фильм успел дважды перенести сроки выхода и дважды же пересмотреть в сторону увеличения свой бюджет.

2В первую очередь мы шли не на экранизацию Семёновой, а на нечто отдельное, вот то, что с таким трудом выцарапывалось из пелёнок нашего нового кино и пыталось куда-нибудь пойти у нас на глазах. А потому извечная проблематика фанатов литературного оригинала "переврали или не переврали" с прочими сверками цвета глаз героев и пространственной ориентации их шрамов ловко обошла нас стороной.
   А вот что не обошло, и что показалось важным, об этом и побеседуем. В первую очередь близость к первоисточнику выражается, конечно, не в точности совпадения персонажей как они были описаны в книге и были показаны на экране, важна грань между полноценной экранизацией и фильмом "по мотивам". Тут, в случае с "Волкодавом", без поллитры не разберёшься. С одной стороны совершенно линейное от эпизода к эпизоду повествование романа (назовём это "трэвел стори") было заменено традиционным для фэнтэзи-сериалов времён их расцвета в восьмидесятые "героическим" по структуре сюжетным ходом — сначала предыстория, потом первый подвиг, нащупывание следов врага, путь к месту финальной битвы, поединок. У Семёновой Волкодав в восточно-славянской традиции скорее ведом роком, нежели сам куда-то движется, совсем не так у Лебедева — тут главенствующей становится финальная цель.
   А это, согласитесь, совсем другое дело. И в такой конструкции сюжетно-необходимый по Семёновой начальный эпизод с сожжением замка Людоеда на экране становится фальстартом — опа, мы уже всех убили. Такое неожиданно близкое к оригиналу цитирование ещё будет за время фильма Лебедева подводить, и не раз. А если заметить, что оный эпизод на поверку оказался ещё и самым слабым, урывчатым, недосказанным, мельтешащим и совершенно малобюджетным (не считать же в нём позже наложенный спецэффект рассыпания "волшебного порошка" заменой реальной работы оператора и исполнителей трюков), то зрителя неподготовленного в итоге настигает, как в том анекдоте про трусы и крестик, когнитивный диссонанс — зачем, почему. В книжке вроде было, но как-то не так что ли. А как не так? А чёрт его знает, как.

2Да, после откровенно проваленного начала с парой злых смешков в зале и одним убитым после двух сказанных слов Людоедом-Домогаровым, мы выходим на нужную дорожку, и картинка обретает третье измерение, и герои — осмысленность. Но осадок уже остался, а это плохо. То есть и фанатам книги не угодили — урывчатая дословность при общей всё-таки непохожести, и прочим зрителям пока распробовать кино не дали, им ведь эти Людоеды-Жадобы-кнесинки-Винитары до лампочки, им хочется кино, а не россыпи лиц и имён.
   Второе, чего опасались читавшие, было несоответствие окружения. Тут всё оказалось как раз очень неплохо. Да, славяне благодаря горам за кадром и непривычным на слух именам (в книге они воспринимаются глазами, а не ушами, потому "звучат" иначе) как-то заметно сдвигаются на запад, да и героизм у Волкодава часто такой, западного толка. Но это ладно, костюмеры постарались на славу, грим Волкодава и вовсе замечательный, любоваться им и любоваться. Недостаточное количество местных божков возмещается таким, знаете, посконным деревянно-кожаным антуражем, и это смотрится хорошо и цельно.
   Этот самый антураж портит другое — в очередном порыве следовать духу и букве сценарист Лебедев оставил в этой истории огромную кучу персонажей из книги. Даже солидного волкодавовского хронометража на всех не хватает категорически. Волкодава с Мышом надо показывать, ну там кнесинку ещё, Жадобу с кнесинкиным братцем, Мать Кендарат, Эвриха с Тилорном, а ещё бы вот… "Ещё бы вот" — не получается. По причине общего метания между персонажами большую половину героев зритель не читавший перестаёт идентифицировать к середине фильма, а на многих и вовсе пожимать плечами — зачем нужна была режиссёру сцена со спасением лекарки (в фильме — безымянной)? Чтобы отдать должное семёновской трэвел-стори, чтобы показать шедевральную Нину Усатову в гриме? Чтобы единственный раз пошутить в кадре?
   Разве что — последнее. За всеми отстроенными Галирадами и загримированными под Энакина Дарт Вейдера однорукими Жадобами кино забыло хотя бы раз улыбнуться. Всё происходит предельно серьёзно, с трагической миной на лице и героически выпяченной грудью. Мы снимаем Серьёзное Героическое Фэнтэзи. Да, как концепт, почему бы и нет, но тогда и снимать нужно так, чтобы ни на секунду не отпускало, не давало устать, чтобы не пробивало в зале зрителя на хи-хи по поводу очередного хоругвеносного появление бога из машины в виде Матери Кендарат чуть ли не с хождением по водам.
   Однако несмотря на все препоны и закидоны, действо "Волкодава" постепенно набирает силу, живой Мыш всё чаще сменяется компьютерным, обретая навыки для разных кунштюков, оператор Хартович наконец-то берётся за то, что ему и предстояло делать — снимать, как в Голливуде, где он имеет опыт работы.
   И действительно, камера в фильме непривычно для нашего кино (навскидку вспоминается разве что "Турецкий гамбит") живая, множество агрессивных пролётов, неожиданных ракурсов, динамика и прочая. То есть всё по-взрослому, играем на поле противника, как и обещали.
   И вот тут начинается новое "но". Во-первых, "мы уже видели Властелин Колец" — количество явных и скрытых цитат из ПиДжея просто зашкаливает за все мыслимые пределы.

2Да, это здорово, что мы можем снять так же, вот "Эрагону" такое даже близко не удалось, только денег у создателя ВК было всё-таки поболе, а он парень экономный, в его темпе долго на десять миллионов не побегаешь, да и заимствовать, так скажем, в подобных количествах просто некрасиво. Да и масштабные батальные сцены требуют не только оператора, но и грамотного постановщика, а он, как это ни печально, до требуемого уровня всё-таки не дотянул — Волкодав в паре сцен дерётся энергично, зло, с азартом, но средний уровень поединков далёк и от ПиДжея и уж тем более от текущего законодателя мод в суровом файтинге на мечах, режиссёра фильма "300 спартанцев" Зака Снайдера.
   Другое дело что смотрите, ближе к финалу "Волкодав" добрался до такого уровня кино, что подобные тонкие вещи стали востребованными, все прежние огрехи и натяжки как-то к финалу рассосались. И "лишние" герои ушли с экрана, и сюжетные построения завязались в крепкий узел судьбы и воли, который захотелось распутать, и логика в действиях персонажей появилась, и даже Жадоба перестал быть "Вейдером без пыхтелки".
   И тут Лебедев пускает в ход кавалерию — спецэффекты столь массированные, яркие и динамичные у нас до сих пор не делал никто. Да и не у нас подобных попыток можно пересчитать по пальцам. Финал, по сути, это один огромный безостановочный батально-компьютерный сиквенс с вполне занятной версией меча-кладенца и не без воображения скумеканная задумка с "каменной совой", биющейся персями о скалы. Хотя, конечно, тут цитатник ПиДжея достигает своего апофеоза, когда нам показывают не то морийский мост, не то классическое дерево из "Кинг-Конга" (вид сверху, люди бегут и срываются в пропасть). Это если не вспоминать остальных процитированных вплоть до братьев Вачовски.
   Ну и финал. Не мог Лебедев сделать более напыщенный и пафосный финал после такой затяжной сцены. По классике, у ПиДжея герои прощались со зрителем полчаса ровно, режиссёр "Волкодава" оказался чуть-чуть скромнее, хотя старался изо всех сил. Я сказал выше "не мог" именно в смысле — даже если бы захотел, на данном материале это практически невозможно.
   В результате, попробую резюмировать. Лебедев действительно отказался от идеи снимать "по мотивам" в пользу более близкого сюжета, но по результатам я бы ещё поспорил, хорошо это или плохо. Снято в целом действительно сильно, ярко, как говорится, "богато". Если не считать однократно замеченной современной, да ещё и явно слишком дорогой сбруи, которую выдали безродному Волкодаву вместе с лошадью, то фильм исторически вполне достоверен на том уровне, который требуется для жанра исторического фэнтэзи.
   Герои в свои образы попали достаточно неплохо, особенно главный герой Александр Бухаров и кнесинка-Акиньшина, но многие из этих актёров оказались не только слаборазличимы под гримом, как это стало с Игорем Петренко, но ещё и предельно полупрозрачны своей ролью в фильме, часто целый протащившийся через весь сюжет герой нужен ради одной короткой сцены, не более.
   Эпичности, благодаря спецэффектам (если забыть начало в замке у Людоеда) в фильме более чем достаточно, кино так явственно "стоит все десять миллионов", что можно было бы эту масштабность и поумерить в пользу забытого юмора и более тонкой проработки героев. В этом смысле ценителям прототипа, конечно же, будет о чём сожалеть, но, в общем, умеренным фанатам фильм не то чтобы должен, но вполне может понравиться.
   Как этот фильм глянется нечитавшему зрителю, сказать трудно. Что перевесит — бедовость начала или харизма главного героя, странная, похожая на Деву Марию Мать Кендарат или забавный Мыш, по рассказам, коллективно доставший всю съёмочную группу своим несносным характером — обо всём этом я судить не берусь, пусть сам зритель решает.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

Ветерану кременчуцької журналістики призначили державну стипендію

Відповідно до Указу Президента України №250/2019 від 17