Стать Севера

1508
нет комментариев
wpid-alisa_stat.jpg

Алиса

Святые отцы православной церкви определяют Успенский пост (14-27 августа) как "томление души, жаждущей встречи с Богом". Константин Кинчев выразил это понятие более ёмко – словосочетанием "русская готика" и нашёл ему адекватное музыкальное выражение. В альбоме "Алисы" "Стать Севера" много привычных готических мотивов: устрашающие монструозные рыки в начале песен, растревоженный женский вокализ a-la фильм "Господин Оформитель" (второй куплет "Стати Севера"), клавишный проигрыш в "Северной Были", напоминающий инструментальные фрагменты "Кондуктора" "Агаты Кристи".

Но всё перечисленное – не более чем внешний налёт. Главное здесь другое: состояние души, вдруг утративший поддержку высших сил. Известно, что человеку, только-только приходящему к Богу, благодать и покой даются просто так, авансом. Минует какое-то время – и начинаются испытания, искушения, скорби: проверка духа на крепость. Обескураженный человек, памятуя о прежнем блаженстве, начинает томиться и молиться с удвоенным рвением, дабы прийти в прежнее состояние богообщения уже своими усилиями. "Ясное Царство берётся усилием жить", – описывает Кинчев это нутряное устремление к Царствию Небесному. Особенно остро это ощущение проявляется обычно в августе, во время Успенского поста. Как раз в ожидании или в ходе этого периода написаны четыре песни из "Стати Севера". В одной из них – "На Пороге Неба" – есть прямое упоминание Яблочного Спаса, праздника Преображения Господня, который отмечается 19 августа.

Кинчев изъясняется на языке ёмких и убедительных символов, который оттачивался веками. Например, "Дым" в одноимённой песне подразумевает душу, покинувшую тело. Вектора движения два. Грешные души маревом стелятся по тлеющей земле – и суеверные поминки с обилием спиртного не смогут ей помочь ("Светлая память останется лишь на словах, дух суеты истребит эту чудную блажь"). А души верных вознесутся вверх, словно дым священника, кадящего в алтаре.

Эти монументальные прозрения плохо вяжутся с кукольным демонизмом западных готических исполнителей. Нынешняя "Алиса" и не пытается подстраивается под эти сиюминутные порывы душ, помраченных унынием. Кинчев расширяет и облагораживает термин "готика", но и привычному понимаю здесь тоже находится место.

Православному христианину не подобает изливать свои страхи, сомнения и депрессивные настроения на бумаге. Но это совсем не значит, что подобные искушения его никогда не одолевают. И Кинчев находит выход, обратившись к "Старым Ранам" Майка Науменко, вскрытым с таким драматизмом, что даже отсутствие папирос приравнивается здесь к вселенской катастрофе. Выпустив пар, лидер "Алисы" вновь, как ни в чём не бывало, вновь поёт о борьбе и победе. "Северная Быль" – витиеватая вариация на тему "Инока, Воина и Шута". Здесь молитва монахов и мечи ратников одинаково эффективно изгоняют врага с земли русской.
Km.ru

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

Кременчужанка отруїлася сурогатом у “Ахтамарі”

Вчора, 25 травня, увечорі “швидка” доставила до лікарні