«Призраки в Коннектикуте» (“Haunting in Connecticut”), 2009

1213
нет комментариев
wpid-haunting.jpg

Режиссёр: Питер Корнуэлл
Сценарий: Адам Саймон, Тим Меткалфе
Композитор: Роберт Крал
В ролях: Вирджиния Мэдсен, Кайл Галлнер, Элиас Котеас, Аманда Крю, Мартин Донован, Софи Найт и другие

Понять, почему мы боимся мёртвых, довольно мудрено. Ну, в самом деле, что в них, в мёртвых, такого страшного? Разве что цвет кожи. А в реальности-то, живые куда страшнее. Одна Собчак чего стоит. А мёртвые… Впрочем, по факту, ни один уважающий себя фильм ужасов без трупов не обходится. И чем больше этих трупов, тем фильм вроде как страшнее.

2Так вот: лента Питера Корнуэлла «Призраки в Коннектикуте» чуть ли не чемпион в этой области. Именно в этой, потому что в остальных номинациях он может соревноваться разве что с видеозаписью свадьбы Гены Букина — скучно, тягостно, и, в конце концов, немного смешно. Но ведь Букин-то на то и заточен, чтобы смешить. А вот жанр мистического хоррора — как бы нет.

Фильм Корнуэлла выглядит пародией уже на афише. На ней, родимой, красивым кеглем выведено пафосное: «Основан на реальных событиях». Между прочим, этого не позволял себя даже Юлиан Семёнов. Но если признать, что «Призраки в Коннектикуте» реальны, то я даже уже не знаю, в кого больше верить — в Штирлица или в мастера Йоду.

Сюжетец этой паталогоанотомической драмы знаком всем уже с детства: в чёрном-чёрном доме жил чёрный-чёрный человек. И у него было чёрное-чёрное хобби: оживлять трупы при помощи медиумов. Медиумы, по причине чёрности хобби чёрного человека, тоже регулярно давали дуба. Всех их: и оживляемых, и оживляющих, в совершенно непотребно мёртвом виде чёрный человек распихивал куда мог в пределах своего жилища. В припадке особой креативности большинство из них он зашивал прямо в деревянную обшивку стен. При этом всех их он тщательно фотографировал, а веки у мёртвых отрезал и зачем-то хранил в маленькой коробочке. Очевидно, для пущего ужаса.

А тут новые обитатели чёрного-чёрного дома, они обо всём этом, разумеется, не догадываются. Им своих проблем хватало: у их сына был рак. Чтобы быть поближе к клинике, где больному подростку проводили экспериментальную то ли химео-, то ли радиотерапию, семья переехала в вышеуказанный самодельный морг, который внешне выглядел как уютное гостеприимное жилище.

2Ну, а далее началась борьба. Борьба всех со всем. Папы с алкоголизмом и растущими счетами, мамы с алкоголизмом папы и депрессией больного сына, несчастного сына с призраками, видениями и тошнотой после сеансов лечения.

И главной проблемой фильма является то, что актёры и режиссёр тщательно (и надо признать, не бесталанно) играют социальную драму, а продюсеры то и дело бьют их всех по башке и тыкают в рожу подержанные кассеты с «Оменом», «Экзорцистом» и «Домом с приведениями». Представляется, что режиссёр под конец съемочного процесса уже заикался при одном только упоминании Хичкока.

Результатом стала развалившаяся на две непересекающиеся части лента: где актеры выглядят неплохо, а режиссёр старается как может, и где штампы валятся на зрителя бесконечным потоком.

Главным оружием в арсенале создателей последнего стало неубиенное «бу!» Первый раз ты воспринимаешь это как дань жанру. Второй — с трудом подавляешь хихиканье. А потом, начинаешь с увлечением играть в игру: «А я знал!» Каждое появление на экране незаметного кошмара, который мы знаем под именем «саспенса», сопровождается такими спазматическими стараниями оркестра, что кажется — виолончелист вот-вот перепилит инструмент, а литавры пробьют насквозь.

В результате у зрителя остается двоякое впечатление — он только что посмотрел два разных фильма, и оба не до конца. С одной стороны, ему пытались рассказать о проблемах семей с онкобольными, но непонятно для чего, а с другой напугать, но непонятно чем.

2Финал фильма закономерен. Глуп, но логичен, исходя из первоначального замысла: куча трупов. Просто фейерверк из мертвяков, мумий, останков и праха с отрезанными веками и истатуированной загадочными надписями до состояния энциклопедии кожей. Кошмар с привидениями заканчивается, кошмар с раком продолжается.

Вообще-то, Питер Корнуэлл начинал как режиссёр-мультипликатор. Его психоделическая короткометражка в жанре пластилиновой анимации «13 отделение» даже номинировалась на «Оскар». Но, видимо, пластилин очень энергичный материал. Он передаёт свой характер режиссёру, с ним работающему.

Вот и вышел у Корнуэлла пластилиновый кошмар. Крутой замес из пары десятков классических мистических кошмаров. А всё потому, что занялся режиссер не своим делом.
“КиноКадр”

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

У Кременчуці спіймали озброєних стрілків

Вчора, 21 липня, поліцейські отримали повідомлення про стрільбу