«Перегон», 2006

1932
нет комментариев
wpid-peregon.jpg

Режиссёр: Александр Рогожкин
Сценарий: Александр Рогожкин
Композитор: Дмитрий Павлов
В ролях: Алексей Серебряков, Даниил Страхов, Анастасия Немоляева, Светлана Строганова, Юрий Ицков, Юрий Орлов и другие.

Немного режиссёров, в новейшее для российского кинематографа время успевших не только снять свои картины, но и донести их до широкого зрителя. Ещё меньше из них могут похвастаться целой серией фильмов, ставших всеобщими любимцами, растасканных на цитаты и ушедших в народ. Этих режиссёров не просто знают, их фильмография сидит в каждом из нас, вместе со сформированным ею мировоззрением, специфической интонацией, которая проистекает в зал с экрана. Всё это в огромной степени относится и к фильмам Александра Рогожкина. Его "Особенности" не просто устраивали балаган на потеху публике, но давали зрителю очерченные всего одним-двумя штрихами, но могучие народные характеры, каких не появлялось у нас давно. А где народный характер, там народное кино, которое хорошо именно полупрозрачностью и полубезымянностью персонажей, где рассказ ведётся самой атмосферой, духом.
"Кукушка" во многом стала логическим завершением, выкристаллизованным естеством охот-рыбалок — те же северные просторы, те же разговаривающие на разных языках сами с собой люди, та же безымянность, то же величие, та же трагедия, возведённая уже почти в абсолют. Рогожкин показал, как он умеет снимать без литробольного балагана, и как у него чисты и ювелирно огранены персонажи. С тех пор прошло три года и вот новое кино, которое должно было продемонстрировать, куда же дальше двинется режиссёр, и что теперь он захочет сказать.

2Фильм "Перегон", оставшись по-настоящему рогожкинским кино, только по формальным признакам ничуть не ушёл от прежней авторской манеры — северная природа, лишённые сколь угодно детализованной судьбы персонажи, которых в кадре возникает сразу великое множество, многоязыкая замкнутая община, состоящая из амерканских лётчиц, русских вчерашних выпускников лётных училищ, местных жителей — чукч и эксимосов, наезжающего с проверками военного начальства, личного состава гарнизона перегонного аэродрома, принимающего американские "дугласы" и "аэрокобры", а также вольнонаёмного персонала в лице двух русских баб-подавальщиц и двух же "вольнонаёмных" ссыльных врагов народа. Не считая собаки, пожарной машины и одного завезённого с большой земли юного борова Тарасика.
И вот тут начинается главная непохожесть "Перегона" на прежние фильмы Рогожкина. Главная особенность национального кинопроизводства по-рогожкински состояла в предельной бесконфликтности и такой расслабленной медитации на весь окружающий бардак и на чистую красоту тундры. В новом же фильме конфликтов — огромное количество. Ярость, презрение, боль, смерть, а также просто стремление героев к чему-то невозможному пропитывают "Перегон" целиком, от начала и до самого конца.
Неожиданно для себя зритель оказывается после полутора часов беспрерывного знакомства с чередой персонажей — посреди клубка конфликтов в замкнутом мирке приполярного аэродрома. И не все эти конфликты так шутейны, как та история с Тарасиком. Тут и тема репрессий, и просто будни жестокого военного времени, и случайные трагедии опасных полярных перелётов. Главный же из конфликтов, он же любовный многоугольник, как выясняется ближе к концу фильма, который тянется через весь фильм, нагнетая и нагнетая обстановку, вдруг заканчивает с непривычно яростными, сверлящими друг друга взглядами, и как-то разом, без паузы срывается в странный "акунинский" детектив.

2Если начало фильма в своей медитативности вполне вписывается в рогожкинскую манеру снимать, то вот этот финал как-то заводит в тупик. Невозможно отделаться от ощущения, что режиссёр так долго и тщательно выстраивал композицию, что потом вдруг понял — пора закругляться, и вот так, с места в карьер, закруглился, растеряв попутно большую часть одних, отнюдь не второстепенных персонажей, но почему-то излишне подробно остановившись на судьбе других. И тут как бы дело не в детективе, хотя он во многом и смотрится совсем другим фильмом, прикрепленным к первой части как киножурнал в старом кино. Пусть персонажи те же, но они как бы совсем другие. И некоторая фандоринообразность приезжего следователя тому лишнее доказательство — он один по сути ничего о себе не рассказал, зато послужил одной большой "объяснялкой", что же на аэродроме на самом деле происходит.

2 Это что касается сюжета. Что же до неожиданной для Рогожкина слишком уж персональности, личностности героев — то она тоже, однажды прорезавшись (тут кусочек биографии, здесь послужной список), как-то уж слишком лишает фильм традиционной рогожкинской притчевости, налёта сказки. Так что даже окружающая аэродром холодная красота становится уже скорее ландшафтом, чем Сказочной страной. Да и финал, который совсем уже окончательно разъясняет этот самый детектив, оставляет после себя вопросы и ощущение какой-то скомканности.

В итоге Александр Рогожкин не обделил зрителя характерными, яркими персонажами, но то ли не смог уложиться в хронометраж, то ли не захотел довести рассказ до какого-то вполне витавшего в середине фильма завершения, заменив его вставным детективом и закруглив историю на старом охотнике. Что же на самом деле хотел сказать автор, осталось пока загадкой. Рогожкин явно ищет новые пути в своём творчестве, вот только найти их пока удалось лишь частично.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

Чиновників навчали гасити пожежу

Сьогодні в Крюківській районній адміністрації проходять навчання з