«Любовь в большом городе», 2009

2203
нет комментариев
wpid-lovebigcity.jpg

Режиссёр: Марюс Вайсберг
Сценарий: Марюс Вайсберг
Композитор: Владимир Сайко
В ролях: Алексей Чадов, Вера Брежнева, Анастасия Задорожная, Светлана Ходченкова, Вилле Хаапсало, Владимир Зеленский, Алика Смехова и другие

То, что, по крайней мере, последние лет двадцать Голливуд находится в неспешном соцсоревновании с «новым русским кино» — это уже ни для кого не секрет. Львиная доля наших замечательных фильмов — это обязательный «наш ответ на». Соревнование это давно уже переплюнуло битву за природные ископаемые, гонку вооружений и даже соперничество жителей селений Вилларибо и Виллабаджо. Правда, у этой конкуренции есть одна особенность: в Голливуде её не замечают.

2Как не заметят они, разумеется, и последнего фильма режиссёра Марюса Вайберга «Любовь в большом городе». Человек некоторое время назад «скапутивший» Гитлера, теперь накрыл тем же местом чувства куда более трепетные. А конкретно — Любовь. Именно так, с большой буквы. На меньшее автор любвеобильного опуса не согласен.

Очередной «наш ответ на» не маскирует кокетливо своего визави — как несложно догадаться уже из названия, отечественные киноделы вознамерились в очередной раз (после телевизионного сериала про «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…», прозванного в народе «Все бабы ду») торпедировать незабвенный «Секс в большом городе». На этот раз планы создателей по-хрущевски честолюбивы: это уже не только доплюнуть, но и переплюнуть оригинал. По крайней мере, в области морали. Если у них незатейливый и безнравственный секс, то у нас, видите ли, чистая и возвышенная любовь. Ну, мы жеж славяне…

Чтобы уже окончательно и убедительно победить зажравшихся капиталистов создатели решили играть на площадке противника и сразу поместили главных героев в Нью-Йорк. Трое наших соотечественника (правда, один из них финн по кличке Сауна, и догадайтесь, кто его играет?) мучаются на чужбине, в циничном мире капитала, перебиваясь с текилы на виски, изнывая в мрачной атмосфере дорогих ночных клубов, и не зная, куда деваться от назойливого внимания местных красоток. Жуткая судьба, не позавидуешь.

И так бы изводили они себя растлением и грехом до самой геенны огненной, кабы не появился в их жизни не кто иной, как святой Валентин с демоническими замашками, небритой рожей и неуловимо напоминающий Филиппа Бедросовича в оттяге. В его же, Филиппа Бедросовича исполнении.

2Святой, как и положено святому, не может пройти мимо страданий человеческих, а уж тем паче мимо радостей. Это дело надо пресечь в корне, что кореш Валя и делает. Путем святой импотенции. Произнеся немудреный тост за столом с главными героями, Валентин ставит их секс в зависимость от любви: теперь заняться развратом наша троица может, только и исключительно искренне влюбившись. Подлость, что тут скажешь. Сюжет на этом кончается.

Рецепт фильма прост, как резиновая контрацепция, и действеннен, как виагра. Собрать побольше популярных медийных рож (да прости мне, читатель, подобную лексику, но синонимов в данном случае я не нашёл), желательно не имеющих отношения к кино, например Настю Задорожную, Веру Брежневу или Владимира Зеленского. Всунуть их в не в меру роскошные, но в меру брутальные декорации. Снабдить это действо некоторым количеством шуток камеди-клабовского разлива, если кто не понял — недоделанные анекдоты. И полить всё это тонной розовых соплей на предмет «верной и крепкой любви». Хуже всех пришлось Чадову: его героя заставляют влюбиться в собственную супругу. Пусть даже она Вера Брежнева, это бесчеловечно.

Резюме: получку надо отдавать жене.
Правда, тут и выясняется, что вся эта морализаторская суета ровно ничего не стоит без антуража Большого Яблока, того самого Нью-Йорка. Без всех этих величественных небоскрёбов, мостовых в клубах пара, спешащей куда-то пёстрой толпы прохожих, жёлтых такси и городских сумасшедших. В сущности, это и есть вся визуальная ценность этого кина. Да, мы высококультурная русская нация, у нас любовь это любовь, а не порнография какая, у нас на вооружении «загадочная русская душа», мы читаем Достоевского и Толстого (да мы и есть Достоевский и Толстой!), но показать это мы можем исключительно в Нью-Йорке. Предшественники нынешних режиссёров были скромнее. Их фантазии хватало только на Крым и Рижское взморье. А щас, нет пророка в своем отечестве.

2Как и положено коммерчески выверенному продукту, сегментное позиционирование здесь заменяет искусство. Для совсем молодых — антураж и Земфира в себе, для более старших — Агузарова и Киркоров, для совсем старичков — Америка, которая, как известно, «гудбай», да ещё и Чадов с Брежневой. Символ супружеской верности форева.

Это тот самый случай, когда декорации важнее спектакля, популярность актёров важнее качества их игры, а заведомо заявленный нравственный катарсис важнее собственно сценария.

Забавно лишь наблюдать как блестящий шоумен Зеленский в очередной раз оказывается совсем никаким актёром, а пионерской энтузиазм Киркорова преодолевает отсутствие опыта и даже актёрского таланта. Нет, правда, Филипп Бедросович молодец. Он жеж не Чадов. Для него это реально рост.

Вопрос — возвратит ли вся эта романтическая чепуха потенцию супружеским парам двухтысячных — так и остаётся открытым. Но всю эту «роскошь про любофф» создатели кино выплеснули в зрителя прямо накануне траурного мужского дня 8 марта отнюдь не случайно. Очевидно, чтобы нам, мужики, не так грустно было.
«КиноКадр»

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

До Кременчуцької колонії завітав театр

В Кременчуцькій виховній колонії відбувся показ театралізованої вистави,