“Код да Винчи” (“Da Vinci Code”), 2006

1962
нет комментариев
wpid-kodda.jpg

Режиссёр: Рон Ховард
Сценарий: Акира Голдсман
Оператор: Сальваторе Тотино
Композиторы: Ханс Циммер
Продюсеры: Брайан Грейзер
В ролях: Том Хэнкс (Роберт Лэнгдон), Одри Тоту (Софи Невё), Йен Маккелен (Ли Либинг), Жан Рено (Фаш), Пол Беттани (Сайлас), Альфред Молина (Арингароса) и другие.

Считается, что при любой экранизации зритель сразу и окончательно делится на две непримиримых категории, которые никогда не поймут друг друга. Имеются в виду те, "кто читал", и те, "кто не читал". А поскольку они заведомо не придут к согласию, то и экранизации бывают двух типов — те, что рассчитаны на читавших (дословное воспроизведение сюжета, множество мелочей, ни малейшей попытки утаить дальнейшее течение сюжета), и те, что рассчитаны на не читавших (вольности с персонажами, мотивами и поступками, больший упор на кинематографическую составляющую, полная непредсказуемость происходящего). Так было до "Кода да Винчи", потому что зрительский водораздел этого фильма проходит не по признаку читал-не читал, а по отношению к первоисточнику.

2Относящиеся к дэнобраунскому книготворчеству с серьёзной миной участвуют в опросах "считаете ли вы, что у Иисуса могли быть дети", стоят с хоругвями в пикетах верующих, а также отстаивают известного размера очереди за билетами на премьерный показ. В любом случае — это пиар со знаком плюс, и на эту аудиторию стоит работать. Ну, с религиозными фанатиками лучше не перебарщивать — значит, в фильме будет немножко меньше топтаний по пяткам католиков, однако конфликт будет сохранён и всячески поддержан.
Почитающие же мистера Брауна за профанацию и "живенько, но бедненько" — такая публика продюсерами фильма изначально была списана со счетов, эти на кино если и пойдут, то будут в зале свистеть и нарушать здоровый сон остальных. Их бы просто не пускать в залы, но что поделаешь, по крайней мере можно попытаться довести накал предпремьерной истерии до нужной температуры, когда у сторонников негатива просыпается известное чувство "не пойду, потому что задолбали". И основная масса негативной кинокритики на "Код да Винчи" происходит именно отсюда — первые люди, которых задолбали, и которые, между тем, вынуждены были всё-таки пойти, были как раз журналисты, пишущие о кино.

2А вот чему, по итогам просмотра, приходится удивляться, так это той гипертрофированной тщательности, с которой сценарист Акира Голдсман умудрился впихнуть том романа в киношный хронометраж совсем не питероджексоновских масштабов. Ну, сумел и сумел, если именно такой была продюсерская задача, то справился он на все сто, потому что в итоге кино получилось одним сплошным диалогом с двухминутными вставками экшна "шоп було". И не то чтобы диалоги эти были так уж плохи, просто их так много и они так, по факту, занудны и пафосны в разоблачительной части, что "становится скучновато".
По факту, все в фильме старались, но вот почему-то не играть мебель умудряются всего полтора актёра (несомненно хороший, язвительный Йен Маккелен, сумевший вытянуть даже столь притянутую сценарием за уши фигуру, как Ли Тибинг, за половинку пойдёт молчаливый Сайлас, потому что бичевание и вериги, да, ему веришь). Но остальные и остальное… вымученная латынь, медлительный французский акцент Одри Тоту (мило растворившийся, правда, в отечественном дубляже), затяжные мыслительные процессы на лицах — всё это изрядно мешает просмотру.

2Общим местом "эффекта Дэна Брауна" считается бодрость его чтива, читаешь мол, и оторваться не можешь, а потом головой трясёшь, какая ужасающая муть. Так вот, кино в массе запойным чтением не получилось, потому что такая посадка книжки в сценарий без предварительной архивации по всем законам физики создала в изделии посторонние напряжения, которые лёгкости и полёту как-то не способствуют.
Нет, оператор старается, и это видно — все локации показаны по крайней мере старательно, ракурсы неожиданные, символика требуемая крупным планом, где надо и клаустрофобия, где надо — даже полёт мысли. Спецэффекты тоже зря ругают — флэшбэки в исторических местах смотрятся вполне себе художественным приёмом, и уже можно спорить, можно было сделать лучше или нет, надо или не надо. Но на выходе всё равно получается "типичное не то".
Во-первых, как уже было сказано, с такой актёрской командой можно было сделать куда больше — в чём суть присутствия в кадре персонажей Альфреда Молины и Жана Рено, осталось непонятным. Недюжинный детектив вокруг роли в этой истории Ли Тибинга в итоговом монтаже тянется полфильма, а потом разрешается минуты за три. А уж абсолютно бесполые взаимоотношения персонажей Тоту и Хэнкса просто навязли на зубах — мадонноподобные манеры одной и неразглаживающаяся мыслительная складка другого, это никак не главное украшение фильма.

Детектив тоже странен — когда конспирологическое событие и его расшифровка у Брауна разделены десятком глав, у Рона Ховарда между ними проходит дай бог страница текста и три минуты полёта. На фоне нетривиального "фотошопа" с давинчевской "Тайной вечерей" (а, по факту, никакого "кода да Винчи" окромя этой картины в фильме, как и в книге, нету, да и то было выяснено не главными героями, а разжёвано Тибингом, да к тому же было с самого начала известно самому Лэнгдону как "вполне известная теория") весь этот детектив оказывается не стоящим выеденного яйца — герои просто бегают от одного полотна мастера к другому, ведомые рядом Фибоначчи и кровавыми следами на золочёных рамах, потом угадывают слово по трём буквам, изымают вещдок и вуаля — получите разгадку Самой Грандиозной Тайны Человечества. Детектив — закачаешься. Убийцей оказался дворецкий, а жертвой — любимая тётушка хозяина поместья, приехавшая погостить из Франции. Что тут такого разоблачительного и антихристианского — это к вон тем, с хоругвями, они вам расскажут.
Нет, создатели фильма старались. Но первоисточник в добуквенном виде оказался категорически неэкранизируемым. Не нашлось в нём места ни для актёрских талантов, ни для особых операторских изысков, ни для триллера, ни для детектива. А для чего нашлось?

Для вполне смотрибельного, хотя и скучноватого псевдоисторического исследования на тему возможного существования в природе потомков Христа и вообще всей этой истории со Святым Граалем. В фильме можно найти некоторое количество плюсов, но их всех заметно перевешивает тривиальная скука, которая царит на съёмочной площадке (и, соответственно, в зале) добрых полфильма, а также чудовищная замусоренность посторонними, никак не успевающими раскрыться деталями.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

Гороскоп на завтра: Близнюки – отримаєте гроші з несподіваного джерела, Риби – день вдалий і приємний

Доброго вечора, шановні читачі! На календарі завтра –