«Алиса в Стране чудес» (“Alice in Wonderland”), 2010

1434
нет комментариев
wpid-aliceinwonderland.jpg

По мотивам «Алисы в Стране чудес» и «Алисы в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла
Режиссёр: Тим Бёртон
Сценарий: Линда Вулвертон
Композитор: Дэнни Эльфман
В ролях: Миа Васиковска, Джонни Депп, Хелена Бонэм Картер, Энн Хэтуэй, Криспин Гловер, Стивен Фрай, Майкл Шин, Алан Рикман и другие

Так бывает, что звёзды сходятся в одном месте — один из главных режиссёров-сказочников современности, один из самых известных и выдающихся писателей-сказочников всех времён; сценаристка «Короля-льва» — одного из самых выдающихся мультфильмов последних двадцати лет; Джонни Депп — непревзойдённый мастер артистичной клоунады, всеобщий любимец публики и главный актёр Бёртона; Хелена Бонэм Картер — не столько супруга, сколько муза Бёртона и заодно женское альтер-эго Деппа. Плюс оператор «Свини Тодда» и всех «Пиратов Карибского моря» Дариуш Вольски и композитор лучших фильмов Бёртона Дэнни Эльфман.

2Если это не дрим-тим, то что тогда дрим-тим. Если не это — звёздный час Бёртона, помноженный на новомодное триде и четвертьмиллиардный бюджет, тогда страшно подумать, что будет его звёздным часом. И каждая, буквально каждая пиар-утечка из недр «Диснея» кричала о грядущем успехе: каждый ролик, каждый постер, каждый отрывок, каждая отрисовка толстопузой парочки Труляля и Траляля.

Почтеннейшая публика загодя разминала пальцы для написания восторженных комментариев и спешила бронировать билеты на ближайший сеанс, кинокритики благожелательно поглаживали животы в ожидании пресс-показа («приводите с собой детей!»), отечественные кассандры соревновались с заокеанскими в оптимистических прогнозах на сборы, а сам фильм именовали не иначе как «убийцей «Аватара».

Не получилось.

То есть да, и комменты восторженные никуда не денутся, и, наверное, сборы будут на уровне, и триде такое триде. И даже вся эта невероятная звёздная россыпь никуда не делась, Депп сверкает фирменной безумной улыбкой и накрашенными глазами, Хелена Бонэм Картер крадёт всё шоу своим компьютерным гримом и криком «Голову с плеч!», Энн Хэтуэй философски заламывает ручки, а Бармаглот с Брандашмыгом точат зубки.

Одна проблема — это не только не Кэрролл, но это ещё и не Бёртон.

2И тут нам, как извечным страдальцам локализаций, повезло даже больше, чем заокеанским киноманам. Те ещё могли быть введены в заблуждение кэрролловским волшебным текстом, который в фильме цитируется абзацами, у нас же был перевод не пойми каких полуанонимных мастеров, которым до Демуровой и Маршака ещё, мягко говоря, расти. Хорошо хоть, что даже им известны канонические «переводы» имён собственных, хотя зачем Синяя гусеница с кальяном стала каким-то укурком Абсолемом, впрочем, это, похоже, персональный креатив г-жи сценаристки.

Потому что это, в общем, не кино Бёртона именно в той степени, в какой это кино Линды Вулвертон. Начнём с того что Миа Васиковска стала бы замечательной «нашей Алисой», у неё хватает и пластики, и обаяния, и актёрского таланта, одна проблема — этот норовящий обнажиться секс-символ мирового воинствующего феминизма, вся эта разнузданная «булатность» и чудовищная финальная креативность — она про что угодно, только не про Льюиса Кэрролла, чья племянница с вовсе не той фамилией говорила пузырьку «повернитесь, вдруг там у вас написано «яд» именно потому, что она была хорошо воспитанным викторианским ребёнком, не слышавшим про эмансипацию, пост-модернизм и доктора Фрейда.

Если вместо «нашей Алисы» мисс Вулвертон нам так настойчиво подсовывают «не ту Алису», так, может, хоть остальные персонажи соответствуют? Ничуть не бывало. Даже наиболее похожий Безумный Шляпник — он не просто безумный шляпник, он в фильме «безумный потому что», и далее занудная хрень про геноцид всего живого Бармаглотом по указке Дамы червей. Дама же червей становится Красной Королевой, жгущей ежесекундно, но если у Кэрролла она просто кричала «голову с плеч», на что Алиса философски замечала «так скоро подданных не останется», а Котлеты Украл Валет, то тут мы словно попадаем из мира художественного кэрролловского бреда в мир тяжёлой героиновой галлюцинации, в которой перепуганная Алиса бегает между гигантских грибов от кошмарного хищника, а головы рубят натурально, при помощи весёленькой плахи с комментарием «я работаю не с головой, а с шеей».

Видимо, здесь предполагалось засмеяться. Дальше больше, безумное и в некоем высшем смысле бессмысленное путешествие по двум сказочным мирам, в которых умные современники находили аллюзии и на шоубиз, и на викторианское общество, и на политику тори, и на квантовую механику, и на неэвклидовую геометрию (Кэрролл всё-таки по основной профессии был весьма неплохой математик) — вот всё это в итоге превращается в кондовый квест «сходи, поговори и принеси», замешанный на не самых интеллектуальных шутках и трэш-хорроре извода «Пилы 6».

Кэрролловский текст на этом фоне выглядит подсадной уткой, призванной послужить приманкой и быть спрятанной до следующего раза в садок, пригодится.

В свете всего вышесказанного остаётся удивиться, зачем диснеевским боссам понадобилось принимать сценарий, в котором замешаны обе исходных книжки. Эдак можно было бы и сиквелок забабахать. Впрочем, не удивлюсь, если узнаю, что сценаристка и сама не в курсе, что книжек было две, с такой лёгкостью там персонажи разных книг оказываются кровными родственницами, а промеж них ходит зачем-то компьютерный Валет (тоже поименованный, ага), ставший из пофигиста активистом, который дерётся на двуручах с воинственным Шляпником.

2А под ногами у них шмыгают: индифферентный шляпоманьяк Чешир, совершенно не сонная мышь-соня, тоже поименованная и переодетая в Рипичипа, невесть откуда высосанный неодетый пёс Баярд с родственниками, а также двадцать раз кидающийся в экран чашками Мартовский Заяц.

Зачем это, к чему вся эта Нарния? Откуда эта Жанна д’Арк? Почему Белая королева (куда дели Чёрную? а Герцогиню?) вдруг оказывается чуть не колдуньей вуду? Такое впечатление, что создатели запомнили про оригинал только что «там творится безумие», но безумие бывает разным. Бывает, как у Тарантино, бывает, как у Бёртона (не в этом фильме), а бывает, как у Кэрролла. Ну ладно, пусть они не видели два шикарных советских мультика, но существует же с дюжину разной степени каноничности прежних экранизаций, и у «Диснея», и у британцев, и даже целый фильм 1903 года. Так в чём же проблема, почему снимаем как будто в первый раз? Медведь на ухо наступил? Триде в голову ударило? Всё страньше и страньше.

Вопросов много, ответа нет и не будет.
«КиноКадр»

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

Мати залишила дитину подрузі-наркоманці, а та її загубила

Вранці КременчукToday повідомляв про трирічного хлопчика, якого о