100 тисяч слiв про любов, включаючи вигуки

4185
нет комментариев
wpid-pirkalo.jpg

Светлана Пыркало

На обложке томного пурпурного колора изображены нежно-розовые сердечки возле каждой из 25 фамилий авторов сборника и усталая обнаженная парочка с полуот­крытыми ртами.

Что поделать, коммерция есть коммерция, а секс продается лучше, чем любовь.

Однако далеко не все писатели обратили свое внимание на земную ипостась высокого чувства.

Самым оригинальным оказался карпатский отшельник Тарас Прохасько. Замечательный писатель, стремящийся свести количество букв в своих сочинениях к нулю, отделался полуторастраничной молитвой, в которой поблагодарил Господа за ограниченность своих телесных ощущений. Страшно подумать, что стоит за этой благодарностью.

С выдумкой подошла к работе жительница Лондона Светлана Пыркало. В ее эффектном эссе нет ни единого утвердительного предложения — только вопросительные. Пыркало интересуется, можно ли любить другого, не любя себя, почему гепард красивый, а шакал нет, любит ли ее борщ так же, как она его, и сколько надо съесть сала, чтобы нейтрализовать влияние голодомора.

Смешнее всех написал Сергей Жадан. В рассказе "Динамо Харьков" действует его фирменный набор социальных типов: азербайджанцы-золотопродавцы, тренеры-педофилы, адвокаты-нимфоманки, актрисы-маразматички, десантникиторчки и другие характерные представи­тели населения мегаполиса. В конце неожиданно оказывается, что главное — любить друг друга.

Проникновеннее всех был Андрей Бондарь. Читатель узнает, что первая любовь литератора торгует целлофановыми пакетами, а вторая пошла по рукам. Что среди его знакомых лишь один человек покончил с собой, и это свидетельствует о девальвации чувств. Что лучшая песня про любовь — "Два перстня" Владимира Ивасюка в исполнении Софии Ротару.

Самыми парадоксальными оказались София Андрухович и Таня Малярчук. Первая начинает с того, что любви не существует, и убедительно доказывает обратное. Вторая сначала играет на снижение, вспоминая обертки турецких жвачек, а заканчивает тем, что человек есть любовь, а все остальное не имеет никакого значения.

Оксана Забужко и Мария Матиос предпочли патетику без иронии и обильные рефлексии по мотивам своих собственных предыдущих сочинений. При этом Матиос щедро расставляет прописные буквы (Истинная Любовь, Неотвратимая Смерть, Всепланетарный Разум), а Забужко радует соседством цитат из Евангелия от Луки и Вероники Долиной.

Прочие авторы тоже верны себе. Юрий Винничук учит спаивать девушек, Богдан Жолдак занимается патриотическим воспитанием, Лада Лузина демонстрирует владение глянцевым форматом, Покальчук восторгается, Издрык стебется.

Идея книги принадлежит известному критику Сергею Васильеву и не менее известному культурному деятелю Александре Коваль. Кстати, в 2003 году издание аналогичного сборника — "25 эссе о свободе" — инициировал тот же творческий тандем. Пани Коваль полагает, что прямым следствием выхода той книги стала Оранжевая революция. Интересно, какого рода революции следует ожидать сейчас

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Leave a Reply

Ваша пошт@ не публікуватиметься. Обов’язкові поля позначені *

You may also like

Прощальний акорд: кременчужани розгромили одеситів

Вчора відбулися матчі останнього, 27-го туру, серед команд