«10 000 лет до нашей эры» («10.000 B.C.»), 2008

1961
нет комментариев
wpid-10_000BC.jpg

Режиссёр: Роланд Эммерих
Сценарий: ДРоланд Эммерих, Харальд Клозер
Композитор: Харальд Клозер, Томас Вандер

В ролях: Стивен Стрейт, Камилла Белль, Клиф Кёртис и другие

Читавшим в детстве Рони-старшего и его собратьев по перу всегда приятно посмотреть что-нибудь эдакое из доисторических времён, пусть не совсем правдоподобное, пусть не лишённое чуждого здесь мелодраматизма, пусть не без белых зубов жителя XXI века, но всё равно есть во всём этом что-то родное, царапающее родовые инстинкты ещё с тех стародавних времён до Трои, поля Куру и первых пирамид. Даром что тематика доисторических времён мировым кинематографом применялась для разве что комедийного подхода, да и то — с чрезвычайным памфлетным подтекстом. Ну, не "Ледниковый период" же почитать за доисторический эпос — а там одетые в шкуры люди хотя бы молчат.

2Что сподобило Эммериха взяться именно за эту тематику именно сейчас — сказать трудно, хотя отрицать похожесть стилистик знакомого ему жанра фильма-катастрофы и доисторических приключений не получится, там и там в центре внимания — борьба человека со стихией, включающей, собственно, и самого человека — опаснейшего из хищников.
   С другой стороны вот кто-кто, а давний партнёр Эммериха по площадке Ули Штайгер, не так давно у Бодрова-старшего получил массу свежего опыта по съёмкам именно посреди степных просторов дикой природы в условиях, максимально приближённых к уровню каменного века.
   И опыт этот пригодился — пролёты камерой над карабкающимися по горам воинами племени уже не так напоминают ВК, шкуры не смотрятся пошитыми Дольче и Габаной, а белые зубы сверкают только на лице Камиллы Белль, тщательно изображающей "голубоглазую девочку Эволет". Мамонты-маноки бегут, земля сотрясается, охотники кричат, ведунья потрясает костяными побрякушками, глаз радуется.
   Другое дело, что персонажи тут не в пример ЛП, отнюдь не молчаливы, подбадриваемые занудным эмбиентом рассказчика, они на бодром американском английском (отчётливо слышимом сквозь отечественный подстрочник) развивают вполне современный сюжет про неуверенного в себе подростка, то получающего белое копьё, то его быстро-быстро отдающего, чтобы под извечное "ши мейкс ми край" уйти грустить на гору, попутно растеряв остатки глины на лице. А тут как назло, враги.
   Вообще, так всё и будет проистекать до самого финала — пока персонажи куда-то бредут, с кем-то сражаются или разглядывают какие-нибудь свежие красоты, выглядит это всё более чем занимательно: все эти "большие птицы" с красными парусами, пустынные племена, и даже финальное революционное восстание супротив последнего атланта смотрится с интересом, и даже местами азартом. Другое дело, что стоит им снова заговорить — пиши пропало.

2Так вначале за разговорами мы и не поняли, что там у племени с кремневыми орудиями, тривиальным добыванием огня, религией и охотой на более мелкую дичь, потом нам тревожный голос за кадром не дал понять, как трое здоровых сытых охотника не смогли догнать в родных горах горстку чужаков, отягощённых группой связанных, голодных и пеших рабов, далее мы за многословными переговорами и байками о "твоём великом отце, который был большим белым бваной" не успели вместе с героями удивиться самой возможности возведения каменных строений (тут уж см. внимательно список сценаристов), а также понять, зачем вражескому отряду так далеко ходить за рабами, если у них под носом полно ничуть не кочевых племён, на которых даже ослабленный переходом крошечный отряд нападает с налёту безо всяких раздумий.
   Далее следуют, по очереди: секрет полишинеля ака таинство вычисления полярной звезды, таинственная извивающаяся в песках река (что за река-то? Нил разве петляет? а горы там рядом есть? про близкое море вообще ни слова), странная рабовладельческая империя, занятая исключительно строительством пирамиды, в которой рабов почему-то больше, чем свободных (вообще-то это тривиально невозможно в доисторических условиях). Ну, и под конец нам представят сразу три предсказания, которые сойдутся вместе самым банальным образом, запоров намечавшийся неплохим финал, попутно процитировав зачем-то фильм "300".
   Если бы не этот финал, если бы не играющая роль натурального рояля в кустах ведунья, если бы не бесконечные диалоги, фильм по-прежнему был бы не без недостатков, но смотрелся бы куда более цельно — камышовые птички, мамонты (что-то делающие в пустыне, ау, Эммерих!), мелькнувшая в сюжете саблезубая кошка, даже физически невозможное по тем временам объединение племён — всё это вполне романтично, в меру сказочно, сойдёт и за легенду (которые, замечу, всегда содержат элемент "так не бывает"), но вот не удаётся авторам выдержать стилистику. То у них романтический работорговец со страшной силой полюбляет мебелеобразную Эволет, то у них "жертвоприношение" принимает вид несчастного случая на стройке, а уж финальный пассаж с выращиванием кукурузы (!) кочевыми охотниками это полный дас ист фантастиш.

2Уж лучше, как в одном неплохом отечественном прехисторике, принять, что последний атлант ковал себе ядерный щит державы, дабы поместить его на вершину пирамиды да и рвануть это дело к едрене матери, превысив критическую массу. Без мамонтов в пустыне, без лошадей — там же (верблюдов придумали нефтеносные шейхи, да), без парусных кораблей на равнинной реке (как они плывут, когда ветер встречный?) и прочей красивой отсебятины.
 nbsp;nbsp;И без хеппи-энда, граждане. Он нынче не моден.
   В итоге и получается — не то чтобы фильм уровнем своей постановки был достоин западных низких рейтингов, местами он и правда красив, но вот эти перечисленные выше брёвна в глазу никак не получается принимать за мелкие соринки. Хотя очень хочется.
«КиноКадр»

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь что бы сообщить нам.

Оставте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Так же по теме

На трасі Кременчук-Полтава автомобіль злетів з дороги

24 листопада, під Полтавою на автодорозі Полтава-Кременчук сталася